О «накопившейся боли» в нижегородском здравоохранении

24.10.2018 в 14:03, просмотров: 827

«Это я не для вас пишу, это я пока для прокурора», – приговаривал врач-невролог в поликлинике, заполняя карточку моей иногородней мамы, которая неудачно упала еще у себя в деревне, в другой области, но на обезболивающих приехала к дочке, поскольку раз собиралась, уже нельзя откладывать.

О «накопившейся боли» в нижегородском здравоохранении
Фото: видеозахват программы "Вести Приволжья"

Две трети времени врача – для прокурора

Но боли в позвоночнике усилились, криком кричала, а давление подскакивало до двухсот, – поэтому пришлось обращаться к врачам, которые почему-то дружно ставили один диагноз – ушиб грудной клетки, хотя мама не ушибалась, так она утверждала. При падении ушиблась только головой об стол и выгнула позвоночник. Поэтому и хотелось понять, откуда такие боли.

Прошли мы и скорую помощь, и травмпункт, и частную клинику, но мама, у которой тоже профильное фельдшерское образование, определила всех в шарлатаны и попросилась в обычную поликлинику.

Параллельно, не отрываясь от написания, врач интересовался, что случилось, что болит, где и к кому обращались, – в общем, всю историю болезни, почти несмотря на больную.

– Карточку потом можно с собой будет взять? Или скопировать, что за диагноз вы поставили? Лечиться дома буду, – робко поинтересовалась мама.

– А зачем вам карточка? Для вас я отдельный рецепт напишу, – удивился врач.

– В нашей поликлинике карточки все время теряются, почему вы на руки не дадите? – вставила я свои пять копеек.

– Они не теряются, они просто не сразу находятся, – пресек на корню все мое вольнодумство доктор.

В результате из получасового приема минут пять невролог уделил непосредственно пациентке, приподнял руки, заставил встать, надавил на позвоночник.

Все остальное время рассказывал о текущем состоянии здравоохранения как у нас в области, так и в стране.

– «Дядя Володя» и все наше начальство делают все, чтобы у нас не было бюджетного здравоохранения… Да и нормальных врачей в первичном звене не осталось. Я вот пишу и не знаю, посадят меня завтра или не посадят. Лечиться надо дома, по месту жительства, почему вы сразу не обратились к своим врачам?

– А вы думаете, на селе врачи и оборудование лучше, чем здесь? До нашей областной высокотехнологичной медицины в Кирове надо ехать часа три-четыре, – пытались объяснить мы доктору.

– Давление у меня подскочило до 200, такого никогда не было, – мама снова пыталась выудить хоть какой-то полезный совет от прихода в поликлинику.

– Давление – это к терапевту, а ему тоже столько же платят, – ответствовал доктор в ответ на нашу аргументацию, которая сводилась к короткому: а толк будет?

Терапевт, невролог, ревматолог – по кругу

Наш местный терапевт, к слову сказать, приближается уже к 70 годам и знает только несколько видов лекарств, и, конечно, пошлет сдавать все анализы – кровь, мочу, биохимию, рентген и прочее, как положено (хотя в большинстве случаев – не нужно). И с талончиками опять же проблема. Надо бросать работу и сопровождать маму повсюду.

– Вообще вам нужно к ревматологу или травматологу, – продолжил невролог. – Раз у вас позвоночник уже был поврежден, остеопороз или артроз, нужно соответствующие препараты принимать. Вот вы пришли ко мне, я вас не знаю, не знаю, что у вас с позвоночником. Нужно снова делать рентген, лучше МРТ… МРТ бесплатно сделать можно, нужно на очередь вставать.

– Но мы были в травмпункте, там сделали снимок, сказали, что переломов нет. Снимок на руки не отдали и даже не предложили на флешку скопировать, и послали лечиться в поликлинику….

– Ну, что послали… Он (врач в травмпункте. – Авт.) мог и не заметить перелом, – спокойно констатировал доктор.

– А общей базы по районным медучреждениям у вас в электронном виде нет? Столько средств на цифровизацию и компьютеризацию на здравоохранение выделяли, где все это? – опять вставила я.

Тут доктор даже оторвался от заполнения бумаг и пристально посмотрел на меня.

– Вы с какой планеты к нам свалились? Я же говорю, бежать надо из этой страны, если вы хотите здоровыми остаться. Вот я выписываю вам обезболивающие и не знаю, посадят меня за это или нет. Начнешь пункцию брать – и все. (Был громкий резонансный случай в Москве, когда известного врача поместили в СИЗО после смерти пациента, которому проводилась данная манипуляция – Авт.)

– Вы, наверное, самые дорогие импортные лекарства выписываете? Можно какие-то аналоги отечественные, чтобы не очень дорого? – снова попросила мама.

– Это вам в аптеке предложат самые дорогие, – «успокоил» доктор. – Да, есть такое, а что делать? Все хотят заработать. Только нас, врачей, хотят еще извести всякими приказами и реформами, вот вместо того, чтобы вас смотреть, я пишу для прокурора, для страховой, для минздрава… Вот вам обезболивающие, принимайте заранее от язвы таблеточки… Если хотите хорошо лечиться, обзаводитесь личным домашним врачом, – сказал, провожая нас, невролог.

Не видят пациента

В итоге нам достался рецепт с пятью препаратами, обезболивающими и нейролептиками. А карточка пациента – без нашего участия – отправилась в регистратуру. Да, там, конечно, большой прогресс: еще несколько лет назад поставили два компьютера, по большей части для печатания справок и для связи со страховыми компаниями. За компьютерами сидели две неприятные, по мнению мамы, женщины.

– Вас не примут по этому (не нижегородскому. – Авт.) полису, – заявила одна из сотрудниц при записи на прием. – Идите в страховую, ставьте печать (это еще три остановки топать с трудом передвигающейся маме. – Авт.).

Как ни странно, ее пыл охладила моя скромная просьба: «Может, не будем издеваться над пациентом?» Видимо, такую фразу она уже слышала от «верхнего начальства». Поэтому гонор сразу пропал.

– Ну ладно, на первое посещение можно и так, но если будете лечиться, надо ставить печать страховой организации, – регистраторша покорно определила нас к неврологу, заведя карточку и напечатав талон.

В конце всей истории можно с оптимизмом сказать: хорошо, что у нас в семье все-таки был опыт лечения такой беды, как перелом позвоночника, и в этот раз удалось сбить острые болевые ощущения, а в аптеке фармацевт предложил соответствующие таблетки от давления, которые подошли маме.

Но мы прошли круги ада, когда давление свыше 200, а до «скорой» напрямую по 02 не дозвонишься – пять минут гудков. Пришлось обращаться через МЧС по 112 и два раза рассказывать, что происходит, описывать пациента.

Что мы получили от визита бригады фельдшеров? Вопросы: «Падали? Крови не было? Сознание не теряли?» Таблетку под язык от давления. Не снижается – еще одну таблетку.

На просьбу «В больницу к неврологу можно?» (в 39-ю, знаменитую) последовало: «А с чем мы ее повезем в больницу, у нее ничего нет! Вы не видели больных, которым действительно плохо!» Уговорили все же поехать в районный травмпункт.

«Вот если врач найдет основания, чтобы вас в больницу неврологическую отвезти, тогда поедем», – пообещали бригадиры. Они уехали сразу же, не дождавшись снимков, когда маме еще только делали рентген.

А дежурный врач в травмпукте, мимоходом глянув на изображение на компьютере, бросил: переломов нет, диагноз – ушиб. И все. Давай, до свидания.

На вопрос, откуда такие боли, заявил, что ушиб болит сильнее, чем перелом. Что, наверное, правильно, но помощи и совета никакого маме не дали.

– Идите в поликлинику! Жалуйтесь куда хотите. Я клятву Гиппократа не давал.

Больной вкатили дозу обезболивающего, и мы отправились домой. Была уже глубокая ночь. На следующий день боли только усилились.

Кто интересуется, читайте отзывы людей про врачей в травмпунктах – они разные, но играть в рулетку не хочется, родители у нас одни-единственные. «Ужасное отношение. Такие люди давали клятву Гиппократа. Гнать их всех к едрене фене! Не хотите – не работайте, идите в другую сферу деятельности! В поликлинике по месту жительства после рентгена оказался перелом. Халатность и безразличие этих врачей поражает!!!»

Платите – да обрящете!

Про частную клинику и тамошних «врачей-блокаторов» мама вообще запретила мне говорить и вспоминать. Потому что они окончательно измучили ее обезболивающими, которых вкололи несколько ампул. И все равно почти не помогли.

Принимал нас молодой невролог, который сначала, не особо объясняя, предложил два варианта устранения боли. Все они назывались очень научно, но на деле оказались пластырем и лидокаиновой блокадой.

Сначала ловкими длинными пальцами доктор налепил на спину мамы в нескольких местах пластырь, который, как выяснилось, должен был расслабить мышцы и снять боль. Но не снял. Чудодейственного пластыря хватило на пять минут, в течение которых врач объяснял, как снимается эта штуковина в домашних условиях.

Мама сказала, что эта «фигня» не действует (но мы потом только за нее заплатили 500 рублей). Пластыри сразу пришлось снять, чтобы делать серьезные уколы.

Причем эта процедура проводилась долго, два этапа. В какой-то момент молодой невролог покинул нас не попрощавшись, убежал, видимо, еще на одну работу.

Завершать процедуру пришлось пожилому, опытному врачу (из той когорты, что «по локти засучив рукава…»), который в перерывах во время своей философской медицинской лекции для нас («когда-нибудь все перестанет болеть») договаривался по телефону, какое мясо привезти кому-то на дачу.

Прав наш врач из поликлиники: хорошей бюджетной медицины на низком уровне редко где осталось. Сложное диагностирование многим врачам не под силу. Хорошо лечатся только «ясные и четкие заболевания», и, конечно, лучше это делать дома. Берегите здоровье, граждане!