Весь мир пользуется речными перевозками, но не Поволжье

7 марта 2017 в 16:24, просмотров: 828

Задумывались ли вы, что означает название «Поволжье»? Понятно, что это земли, расположенные по Волге. Но это еще и земли, которые потому и возникли, потому и сумели выделиться среди других земель, что тянулись к Волге. Говоря современным языком, использовали главное конкурентное преимущество великой русской реки – дешевизну, быстроту и безопасность перемещений во Волге людей и грузов. В самом слове «Поволжье» звучит «по Волге».

Весь мир пользуется речными перевозками, но не Поволжье
Рустам Досаев, политик, общественный деятель

Речной транспорт сыграл важнейшую роль в истории той части России, которую называют Поволжьем. Но он и сегодня остается весьма эффективным. За рубежом это прекрасно понимают. Посмотрите на Дунай или на Рейн: суда по этим рекам идут одно за другим. А в Париже наши туристы вообще любят смотреть и снимать на видео, с какой скоростью тамошние буксиры толкают баржи по Сене. Практически на всех крупных реках уже всерьез встает проблема трафика. Пробок пока нет, но диспетчерские службы уже создаются.

На Волге картина иная. В 1990-е годы грузовые и пассажирские перевозки заметно сократились, да и сам речной транспорт как таковой за полтора десятилетия пришел в плачевное состояние. Лет 10–12 назад на высоком уровне всерьез заговорили о том, что этот экономичный и удобный транспорт надо возродить, и шаги в этом направлении делаются. Но для того чтобы реки выполняли транспортную функцию на соответствующем современному миру уровне, того, что делается, недостаточно. Нужна осмысленная и единая государственная политика, суть которой – в сочетании мер поддержки предприятий речного транспорта, а также производителей речных судов и запчастей, с развитием конкуренции, что вообще-то в традициях волжского судоходства.

Что требуется от государства? В первую очередь быстро решать проблемы, связанные с поддержанием волжской транспортной артерии, уж позвольте выразиться технологично, в рабочем состоянии. Река не должна мелеть, на ней не должны возникать непроходимые и труднопроходимые участки (что случается, когда в негодность приходят инженерные сооружения – плотины, шлюзы, мосты). Бесконечные споры об уровне водохранилищ надо вести не только с энергетиками, но и транспортникам отводить место за столом переговоров.

Господдержка предприятий тоже нужна. Никто не говорит, что надо просто вваливать в частные организации деньги в виде кредитов, а тем более на безвозвратной основе. Но если уж бюджет так или иначе компенсирует часть себестоимости перевозок в том же регионе другим видом транспорта, то почему бы не предпринять аналогичные меры и в отношении речного сообщения? Я говорю о программе развития малой авиации. Конечно, замечательно, если самолеты из Нижнего Новгорода будут летать напрямую в Казань, Самару, Саратов и Ульяновск. Но не менее логично подобными же мерами поддержать развитие скоростных речных пассажирских перевозок. С детства запомнил сюжет, показанный по Горьковскому телевидению: юные шахматисты отправляются на олимпиаду в Казань на судне на воздушных крыльях. Кстати, речной транспорт безопаснее небольших частных автобусов, к которым после известных печальных событий собираются приставить обязательное гаишное сопровождение.

Конечно, я не требую возрождения флота судов на воздушных крыльях. Как человек, имеющий непосредственное отношение к судостроению, должен признать, что на сегодняшний день возрождение их экономически невыгодно. Производившиеся в советское время на том же обанкротившемся РУМО двигатели были энергонеэффективны, перевозки людей обходились слишком дорого. Да, мы умеем делать подводные крылья, правильные обводы судов, но двигатель придется ставить итальянский или финский. Радиооборудование и электрика сегодня, как правило, японские и немецкие.

Но что мешает стимулировать развитие речных перевозок сугубо экономическими методами, хотя бы фискальными инструментами? В той же Европе автоперевозки используются только на коротких дистанциях, поскольку это дорого и невыгодно. В Германии, например, если ты хочешь перевозить груз на фуре больше ста километров, ты платишь дополнительный налог за то, что разрушаешь дорожное полотно, нарушаешь экологию, увеличиваешь загруженность дорог. Поэтому, если есть возможность, все довозят груз до первого порта, доставляют как можно ближе к месту назначения по Рейну, для чего создана удобная сеть логистических центров. А у нас очень сильно разрушены портовые хозяйства, фактически ликвидирован наш Нижегородский порт.

По моему глубокому убеждению, откладывать решительные меры по возрождению Волги как основы единства и успешности большого региона, именем этой реки и названного, дальше уже никак нельзя. Сегодня еще есть шанс вернуть Поволжью Волгу. Но если упустим этот шанс, то следующего может уже и не представиться.



    Партнеры