Олег Сорокин: «Нижний Новгород теряет миллиарды от коррупции»

Деньги уходят через «прачечные»

1 марта 2016 в 16:25, просмотров: 12342

Каждый день мы слышим, что нет денег на очистку дорог, ремонт Молитовского моста, транспорт задолжал за электроэнергию и топливо. Почему вдруг Нижний Новгород оказался в долгах как в шелках? Экс-глава города, депутат городской Думы Олег Сорокин считает, что виной коррупция.

Олег Сорокин: «Нижний Новгород теряет миллиарды от коррупции»

– В прошлом году вы с трибуны Законодательного собрания говорили о попытках приватизации коммунальных кампаний Нижнего Новгорода, называя это одной из причин разлада с областной властью. Эти попытки – пример коррупции?

– Да, это коррупция, причем коррупция «высшего пилотажа», которая наносит ущерб экономике города и области в миллиарды рублей.

Схема, с одной стороны, весьма хитроумна, с другой стороны, весьма проста. Если несколько ветвей власти будут скоординировано двигаться по одному согласованному сценарию, то это приведет к искомому результату, придраться к которому правоохранительным органам будет сложно. И Водоканал, и Теплоэнерго – это акционерные общества, единственным участником которого является муниципальное образование «город Нижний Новгород».

Теперь немного абстракции. Допустим, это общество стоит, условно, сто единиц. Оно не убыточное, оно представляет собой «лакомый кусочек», и желающие заполучить этот актив в свои руки ставят перед собой задачу снизить стоимость акций этого общества. Каким образом это можно сделать? Для этого нужно, во-первых, не показывать прибыль или показывать ее минимальной. Во-вторых, наращивать долги, для чего плодить инвестиционные программы, которые не помогают обществу получать дополнительную прибыль, а создают дополнительную финансовую нагрузку. Если в течение нескольких лет подобные программы «эффективно реализуются», то стоимость акций общества из ста единиц превращается в пятьдесят.

Но и этого мало – и чтобы снизить стоимость до двадцати пяти, нам заявляют, что сделано все возможное, но общество спасти не удается, нужно продавать. Эту схему мы видели на примере ТЭК-НН.

Водоканал и Теплоэнерго последние несколько лет методично вели именно по этому пути. Это совершенно однозначно. И даже те деньги, которые можно было рационально потратить, старались тратить так, чтобы они по минимуму отразились на текущей деятельности предприятий. Ни для кого не секрет, что в конце 2015 года произошла авария, когда чуть ли не половина города осталась без холодного водоснабжения на несколько дней. Почему? А нужно просто посмотреть, какая доля средств уходила в последние годы на ремонт коммуникаций.

Так вот, на поддержание хоккейного клуба «Торпедо» из Водоканала уходило средств больше, чем на ремонт сетей. Сотни миллионов рублей улетели из Водоканала в эту, образно выражаясь, «спортивную прачечную».

– Каким образом?

– «Формула любви и счастья» давно известна: оформляется соглашение со спортивным агентом или игроком, и львиная доля выплаченных ему средств возвращается, но уже в карманы спортивных или государственных функционеров. Именно такие схемы начали в последнее время набирать обороты в Нижегородской области.

– Но разве руководство области не в курсе того, что происходит в «Торпедо»? Ведь Валерий Шанцев официально представлен на сайте этого клуба как председатель правления АНО «ХК «Торпедо».

– Конечно, губернатор не мог не знать о том, что происходит в «Торпедо». В точности так же заместители губернатора и министры областного правительства входят в руководящие органы и других профессиональных спортивных клубов.

Еще один пример, менее масштабный, но не менее яркий. Когда распоряжением – ни много ни мало – областного правительства транспортной компании («Русская тройка», – прим. ред.), которая на территории Нижнего Новгорода осуществляет минимальный объем пассажирских перевозок, дают эксклюзивное право на продажу проездных билетов. И это право начинает реализовываться в масштабах, несопоставимых с объемом перевозок этой компании. Выручка от проданных проездных билетов превышает выручку от перевозок! Количество проданных проездных выяснить невозможно. Кто вел учет числа выпущенных и реализованных проездных, неизвестно. В результате бюджет города недополучал по разным оценкам от 250 до 400 миллионов рублей дохода. Огромные деньги, которые должны были пойти на поддержание работы Нижегородпассажиравтотранса.

– Сегодня эти схемы продолжают действовать?

– Сейчас я вижу, что новое руководство администрации города «режет» эти схемы. Мало кто знает, что в тот момент, когда нас шантажировали отключением электроэнергии, на подпись главе администрации (Сергею Белову) принесли решение о перечислении значительной суммы средств все в ту же, образно говоря, «спортивную прачечную» под названием «Торпедо». И разговор был очень прямой и понятный: «платите туда, и все у вас будет хорошо».

– О каком порядке сумм идет речь?

– За последние три года из бюджетов Водоканала и Теплоэнерго были «торпедированы»  сотни миллионов рублей. И это без учета средств со счетов подрядных организаций, которые так же, через механизм завышенных смет, перечисляли свои доходы «на обнал». 

– Последнее время город активно борется за возвращение полномочий в сфере строительства и земельных ресурсов. Эта сфера тоже подвержена коррупции?

– Здесь тоже есть механизмы, которые не могут быть использованы без участия власти. Казалось бы, благая цель – увеличение объемов строительства жилья. Достаточно сложно отдать земельный участок без аукциона. Каким образом обходят это препятствие? Проводится аукцион, который выигрывает одна компания, хорошо известная и горячо любимая Валерием Павлиновичем, про которую только ленивый не говорил, что это пирамида. Проводится аукцион, компания выигрывает земельный участок за баснословные деньги. Проблема только в том, что платить их она заранее не собиралась и не собирается. Возникает просрочка платежа, но чиновники говорят: «подождем, они заплатят», хотя все знают, что платить не будут. А потом разрабатывается проектная документация и появляются дольщики. Нам говорят: «как же мы будем с них взыскивать, мы же остановим деятельность компании, и у нас появятся обманутые дольщики?» В результате сотни миллионов рублей по выигранному аукциону так и не доходят до бюджета.

– А завышенные тарифы, о которых не так давно заявил Общероссийский народный фронт, тоже включают в себя коррупционную составляющую?

– То, что произошло со сбытовыми компаниями на территории Нижегородской области, – это главная афера. Завышенные тарифы, которые не могут быть установлены без ведома областного правительства, без личного покровительства и участия губернатора – они делают нашу экономику неконкурентоспособной. Но сегодня эти сбытовые компании, которые состоят только из бухгалтеров и компьютеров, зарабатывают шесть миллиардов рублей в год. И надо понимать, что эти деньги вытаскивают из карманов нижегородских налогоплательщиков, начиная от пенсионеров и заканчивая крупными промышленными предприятиями. И когда нам начинают рассказывать про долги муниципалитета за поставленную электроэнергию, мы должны понимать, что это долги – дутые, они появились исключительно за счет бесконтрольного роста тарифов.

– Хорошо, получили огромные деньги по завышенным тарифам. Но ведь их надо как-то обналичить, чтобы переложить в карман. Нельзя же со счета сбытовой компании перевести деньги на свою сберкнижку или банковскую карточку…

– А теперь я расскажу вам одну маленькую историю, персонажи которой «абсолютно вымышленные». Эти громадные деньги, шесть миллиардов рублей, конечно же, нужно делить. Как происходит эта дележка? Примерно миллионов триста в год уходит все в ту же «спортивную прачечную» – это на текущие расходы здесь, на родине. Все остальное оформляется займами – на всякие Карибы и Ямайки. А уже дальше эти займы перекачиваются из оффшорных компаний в те государства, где нет ограничений по снятию наличных – их великое множество в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Никаких проблем – переводи хоть миллиарды долларов в банк, пакуй их в чемоданы, загружай в самолет и вези в другую страну, где серьезная юридическая компания организует тебе сейф. Отпечаток пальца, сетчатка глаза и паспорт послужат вам пропуском в светлое будущее.

Внимание общественного мнения, например, сфокусировалось на одной громкой поездке в Японию, которой Валерий Павлинович даже не воспользовался. Но были другие очень интересные поездки. Например, в разгар кризиса наш дорогой губернатор оказался в Сингапуре, где (конечно, «совершенно случайно») появился, прилетев с другого конца света, еще один паренек, который до смерти любит энергетику. И туда же, с солидным багажом (это были далеко не матрешки) прилетел еще один самолетик. Что делала эта компания в солнечном Сингапуре – можно только догадываться. И пусть нам теперь расскажут, была ли эта поездка, и сколько человек туда летало – на огромном самолете, который считается лучшим в мире для дальних перелетов. За бюджетные средства. Просто слетали мужики на денек в Сингапур. Пивка попить.

Сейчас весьма крупные аферы затеваются в сфере мусоропереработки – тарифы уже взлетели, и это далеко не предел. Заверяю вас – монопольное право на утилизацию отходов получит определенная группа лиц, в результате чего достаточно существенные финансовые потоки потекут в оффшорном направлении.

– Олег Валентинович, но ведь вы пять лет проработали главой города, а критиковать областную власть стали лишь год назад. Почему? Когда для вас стали очевидными те схемы, о которых вы рассказали?

– В 2013 году. Тогда стало окончательно понятно, что это система, а не ошибки, не просчеты. Если ты говоришь очевидные вещи, а тебя не слышат, ты начинаешь задумываться. Ну один раз не услышали, второй, третий, а потом становится ясно, что проблема носит системный характер. Один из моих последних жестких разговоров с губернатором на эту тему закончился тем, что я ему сказал: «Я шел работать в команду, а не в банду. Я совершенно не готов иметь какое-то отношение к действиям, которые наносят вред Нижнему Новгороду».

– Можете ли вы назвать хотя бы порядок сумм, которые потерял Нижний Новгород из-за коррупционных схем, связанных с транспортом, с переплатой за энергоресурсы, со спонсорскими программами и так далее?

– Потери составляли минимум миллиард рублей в год, огромные деньги для города. И сегодня это стало абсолютно очевидно.



Партнеры