Нижегородский эксперт вышел на федеральный уровень

13.11.2019 в 16:08, просмотров: 895
Нижегородский эксперт вышел на федеральный уровень
Фото Андрея Абрамова

В октябре стало известно, что руководитель нижегородской региональной общественной организации «Центр помощи автомобилистам» Сергей Кузин был принят в состав экспертного совета по законодательству о страховании при комитете Государственной думы РФ по финансовому рынку. Экспертный совет является консультативным органом, его решения носят рекомендательный характер, однако важно, что теперь с приходом в него представителя общественной организации по защите прав автомобилистов интересы граждан будут представлены на федеральном уровне.

– Сергей, как давно существует Центр помощи автомобилистам и для решения каких задач он был создан?

– Центр помощи автомобилистам – это региональная общественная организация защиты прав потребителей. Он существует около двух лет именно как некоммерческая структура. Почему это важно? Потому что именно общественная некоммерческая организация может представлять интересы автомобилистов на всех уровнях власти и влиять на принятие тех или иных решений именно в пользу граждан.

Правозащитной деятельностью я занимаюсь последние 12 лет. Уже в седьмом классе школы я знал, чему хочу посвятить жизнь, а на первом курсе вуза точно понимал направление – права автомобилистов. Хотя у меня на тот момент еще не было автомобиля.

– Почему именно эта тема вам близка? В вашей семье у родителей всегда была машина или вам нравилось, как любому мальчику, играть с машинками?

– Нет, дело не в этом. Я понимал, насколько глубже эта тема, с самого начала. Я видел существенные проблемы, поскольку в этой отрасли пересекаются все государственные интересы. Именно ОСАГО – обязательное страхование автогражданской ответственности – является той показательной сферой, где очевидны все проблемы. Мы специально составили схему всех участников ОСАГО как маленькой сферы жизни, с которой человек сталкивается ежедневно. Так вот, участников в этой схеме больше 20: здесь все три ветви власти – законодательная, исполнительная и судебная, здесь общественность, СМИ, сами потребители – автомобилисты, здесь силовой блок, здесь крупный бизнес и, конечно, мошенники.

– Что должен сделать такой молодой руководитель молодой НКО, как вы, чтобы попасть в экспертный совет при профильном комитете Государственной думы?

– Быть экспертом в этой области. Путь был, мягко говоря, не быстрый. Да, я молод, мне только 30 лет исполнилось. Поначалу я делал большое количество ошибок – сказался юношеский максимализм. Я искренне полагал, что приду с теми проблемами, которые абсолютно очевидны, лежат на поверхности, к соответствующим госчиновникам, укажу на эти проблемы, и они сразу же бросятся их исправлять. И всё тут же изменится, всё тут же заиграет.

Что мной движет? В Нижегородской области 1,2 миллиона автомобилистов, и я стараюсь этому большому числу людей реально помочь. Я родился в России и не собираюсь отсюда уезжать ни при каких обстоятельствах. И у меня просто другого пути нет. Если меня что-то не устраивает и я вижу причину этого, значит, у меня есть единственный путь – это исправить. И когда очень многие вопросы носят федеральный характер – характер федеральных законов, нужно понимать, что приняли их конкретные люди – 450 конкретных человек в Государственной думе, которые представляют 147 миллионов конкретных жителей России. И если что-то в стране происходит не в интересах граждан, значит, это сделано с неверной целью, это ошибочно и нуждается в исправлении. Ведь источником власти в России является многонациональный народ – это написано в нашей Конституции.

У меня обостренное чувство справедливости: когда я вижу, что какое-то должностное лицо как наемный работник (а ведь именно мы – налогоплательщики и формируем его зарплату) не делает то, что он должен делать по своим должностным обязанностям, меня это глубоко возмущает.

И если нет возможности решить ситуацию в системе, нужно выходит на уровень надсистемы. И как гражданин Российской Федерации я имею на это право – идти к самым высоким начальникам со своими жалобами и предложениями, представляя интересы большого числа граждан страны, я имею право с ними коммуницировать, обращать их внимание на существующие проблемы, фиксировать их отказы в письменной форме и идти выше, и, если это необходимо, дойти до самого высшего должностного лица – президента.

Объединение части населения, для которых важны эти вопросы, – это важная часть решения задачи, которую мы перед собой ставим. 63 миллиона человек, а именно столько автомобилистов в нашей стране, имеют примерно одинаковые желания, и чтобы создавать для них адекватные условия, требуется, чтобы они объединились.

Так вот, идя шаг за шагом, понимая, что единственным драйвером на этом пути является экспертность, я просто стал лучшим в России специалистом в ОСАГО. На текущий момент это так. Готов показать свою осведомленность во всех сложностях этого вопроса в инстанциях любого уровня, включая Конституционный суд РФ.

Я юрист по образованию, кроме того, у меня еще две технические специальности, в их числе – эксперт-техник, и это позволяет мне быть специалистом в той области, которой я занимаюсь.

– Что значит – лучший эксперт по ОСАГО? Кто и как это определил? Вы победили в конкурсе?

– Нет, таких рейтингов и конкурсов не существует. Это скорее характеристика моей осведомленности в том, как, в каком виде эта сфера существует сейчас и как она должна существовать в принципе, чтобы быть направленной на помощь людям. Да, это несколько голословное утверждение, но основано оно на том, что я объективно знаю, как лучше.

Еще пять лет назад мы сформулировали четкие конкретные изменения, которые нужно было в эту сферу внести. По сути, пришлось создать проект реформирования всей системы ОСАГО – как она должна реализовываться.

И цель наша была – сделать эту сферу честной, то есть защитить интересы граждан и защитить интересы страховых компаний от мошенников.

В наших законах прописано, что интересы граждан – это высшая ценность. На деле – нет. Мы знаем, что на текущий момент 24 миллиона человек в стране отказались оформлять полис ОСАГО, то есть отказались исполнять федеральный закон. А это значит, что они открыто сказали государству: «Мы против». Только представьте этот масштаб: 24 миллиона машин без полисов. Возможно, их даже больше – мы берем только официальные цифры. Пусть даже половина из них стоит, но другая половина – на дорогах. И это всего лишь один момент. А если мы копнем в суть ОСАГО, то это просто шокирует каждого автомобилиста.

Ситуация выглядит следующим образом: есть страховые компании, есть потребители. Их интересы прямо противоположны. Потребитель хочет получить деньги, положенные на ремонт автомобиля, страховая компания хочет ему их не давать. У страховых денег много, у автомобилистов их нет, но автомобилистов много, а страховых компаний в стране всего 200, но эти компании уже 15 лет защищают свои интересы, и они преуспели в этом деле.

И вот на одном из общественных обсуждений по ОСАГО я обратил внимание главы комитета Госдумы по финансовому рынку на то, что при разработке тех или иных поправок никто не представляет интересы граждан. После этого и встал вопрос о моем участии в экспертном совете при этом комитете. Еще в сентябре 2018-го я написал заявление, которое рассматривалось ровно год. Решение по нему было принято только сейчас, в октябре 2019 года.

Я присутствовал пока только на одном заседании, но уже увидел всю сложность ситуации. Члены экспертного совета – это руководители страховых компаний, государственных органов. Кроме меня, там нет представителей общественности, тех самых многомиллионных автомобилистов, а до меня вообще никого не было. Получается, мое мнение там по большему счету никого не интересует. Я там в меньшинстве. Но это меня не пугает. Моя задача – присутствовать на всех заседаниях (проходят они примерно раз в два месяца) и доносить до представителей власти и бизнеса проблемы автомобилистов таким образом, чтобы они были услышаны на высшем уровне.

– Насколько эффективной может быть ваша работа в экспертном совете?

– Самое главное – она дает нам формальный инструмент. 63 миллиона автомобилистов – это огромная часть населения, это целевая аудитория любого средства массовой информации. Действия в интересах этой целевой аудитории неминуемо будут освещаться СМИ, а это значит, что те, кто принимает решения, будут вынуждены прислушиваться, выстраивать с нами диалог, идти на уступки. Нас нельзя будет не учитывать.

Кроме того, эта работа неминуемо должна будет подтолкнуть самих автомобилистов – избирателей обратиться к своим депутатам, тем, кто и представляет их интересы на федеральном уровне. Это и есть демократия. Глас народа должен звучать.

– Какому результату вашей работы в составе совета вы будете рады?

– Я, наверное, загляну чуть выше, потому что экспертный совет – это всего лишь инструмент. Например, я прекрасно вижу, как ОСАГО связано с реализацией приоритетных национальных проектов, в частности проекта «Безопасные и качественные дороги». ОСАГО может стать источником финансирования, и я беру на себя смелость говорить о том, что смогу создать государственную страховую систему, которая будет прибыльной и принесет минимум 50 миллиардов дохода в федеральный бюджет, и при этом каждый автомобилист будет мне благодарен.

Сейчас мы имеем тревожную картину. Массовый отказ от страховки – это протест. И вместо того чтобы разобраться с этим протестом, понять его причины и последствия, с ним начинают бороться – в тестовом режиме в Москве и Татарстане устанавливаются камеры, которые будут фиксировать отсутствие полиса. Когда эту систему выстроят по всей России и внедрят, 24 миллиона человек, которые сознательно отказались от страховки, потому что считают, что она бесполезна, действительно ощутят, что их загнали в тупик.

Стратегической целью на ближайшие три года мы видим изменение системы ОСАГО, то есть изменение действующего законодательства, которое, возможно, приведет к прекращению автомоторного страхования коммерческими компаниями, потому что они просто не выдержат конкуренции с одной государственной компанией. А причина проста – за государственными деньгами должны будут, вынуждены будут следить правоохранительные органы. За коммерческими организациями никто не следит. И сегодня схемы мошенничества в автостраховании забирают 60% всех средств страховых компаний.

Это пора изменить, иначе двигаться дальше мы просто не сможем. И пройти этот путь можно только с помощью объединения всех автомобилистов страны.

Беседовала Мария МЕДВИДЬ.

Фото Андрей АБРАМОВ.