Психолог рассказал о проблемах подростков

Не стоит доверять «советам» из интернета

14.08.2019 в 11:05, просмотров: 275

На фестивале «Семья нижегородская», который на минувшей неделе проходил на Нижегородской ярмарке вместе с православной выставкой, можно было побеседовать и получить консультации и детского психолога, и психиатра-нарколога.

Психолог рассказал о проблемах подростков

Однако ажиотажа, по крайней мере в первый день открытия, рядом со столиками специалистов не наблюдалось. Традиционные посетители православной ярмарки совсем другого толка: в Нижний Новгород приезжают представители епархий со всей России, привозят иконы, свечи, мед, масла, травы, настойки и проч. Региональные власти расширили мероприятие, предложив посетителям образовательные и досуговые услуги для всей семьи, здесь можно было даже поискать работу в базе службы занятости.

Но, может быть, совет психолога уже перестал быть востребованным? В середине 1990-х годов, помнится, когда жители России только узнавали особенности западного, американского образа жизни, где среди прочего почти обязательное посещение психологов, психиатров, и у нас наблюдался всплеск интереса к подобным услугам. Люди хотели приобщиться к неизведанному, думая, что психологи избавят от всех проблем. В Нижнем Новгороде тоже начали открываться кабинеты психологической помощи. Но затем массовое увлечение прошло.

А что происходит сейчас, насколько востребованы услуги специалистов?

Мы поговорили об этом с доцентом кафедры практической психологии Мининского университета, кандидатом психологических наук Анастасией Николаевной Белышевой. Она более 20 лет работает в этой сфере, окончила специальный факультет практической психологии НГПУ по специальности «психология».

Как специалист службы «Психолого-педагогическое сопровождение позитивного родительства» Мининского университета Анастасия Николаевна проводила консультации на фестивале «Семья нижегородская».

– Почему так быстро прошел всплеск интереса к психологии?

– Я бы связала это с развитием и внедрением в нашу жизнь интернета, что дает легкий доступ к информации, которая зачастую бывает фейковой, недостоверной. И в этом заложены риски. Опубликованное в сети люди часто принимают за истину, потому что есть привычка верить печатному слову (хотя только очень малая часть ресурсов зарегистрированы как СМИ. – Ред.).

На большинстве сайтов, на родительских форумах публикуется частное мнение пользователей. Люди, не имеющие профессиональной подготовки, родители, форумчане, блогеры излагают свою личную точку зрения зачастую как истинную и единственно достоверную, продвигают воззрения, которые могут быть ошибочными и даже крайне опасными как для родителей, так и для детей, например движение антипрививочников или сторонников родов на дому. Читатели таких интернет-ресурсов зачастую воспринимают подобные публикации как серьезные. У них возникают некие ложные представления, которыми они руководствуются в деятельности.

– Так востребованы в Нижнем Новгороде консультации психологов? Идут родители (продвинутые, наверное, в первую очередь) за помощью к специалистам?

– Очень востребованы. Хотя, надо отметить, тенденции обращения к психологу тоже находятся в трендах социальной моды – то возникают, то снижаются. Но, как я уже отмечала, у людей может возникнуть перегруженность недостоверной информацией. Появляется иллюзия, что они все сами знают или могут получить ответ на любой вопрос из интернета. Тем самым обесценивается научное знание, размывается значимость деятельности психологов, а проблема – личная, семейная, которая возникла, – не решается, а только обостряется.

– С какими проблемами чаще всего обращаются к вам?

– Проблемы разные, мы консультируем родителей детей разного возраста. Часто сталкиваемся с проблемами, возникающими у родителей в кризисные периоды развития, например при «кризисе трех лет». Это переломный момент, когда ребенок начинает осознавать себя как самостоятельную отдельную личность: если до этого он направлялся родителями, они говорили, что делать, что надевать, что есть, то в три года он заявляет: я сам. А поскольку адекватного решения он еще принять не может, то происходит «столкновение» родителей и маленьких детей. Отсюда возникает конфликт: мамы и папы не знают, что делать с этой реакцией «я сам», как выходить из состояния «протеста». До рождения ребенка у них были одни представления о том, как его воспитывать, а потом они сталкиваются с реальностью, разбивающей их иллюзии.

Кроме того, есть большая потребность в вопросах развития ребенка, его познавательной, когнитивной сферы, особенно перед началом обучения в школе. Также перед родителями остро встают проблемы школьной адаптации, отсутствия желания у детей учиться и выполнять домашние задания. Востребовано и профессиональное ориентирование старшеклассников. Как определить свои задатки и способности, личностную направленность, куда пойти учиться, где работать применительно к возможностям на рынке труда. Очень актуально консультирование по теме регулирования эмоциональной сферы: как совладать с эмоциями, как чувствовать себя уверенным в какой-то психологически значимой ситуации, как вести себя во время конфликта, как выстраивать взаимоотношения в группе, как реагировать на агрессивность и взрослых, и ровесников.

– Отслеживали историю с так называемой «подростковой бандой» на Мещере?

– Профессионально не отслеживала, но наслышана. Мое мнение: подросткам не хватает внимания взрослых, коллективно – воспитательной работы. Ведь раньше у нас очень активно работали с детскими коллективами, и не только в школах.

– Не хватает наставников, взрослых лидеров?

– Да, детей сейчас не учат правильно дружить.

– Не только дружить, но делать общее дело.

– Коллектив – это вообще высшая стадия развития группы, когда группа работает слаженно и умеет быть терпимой к своим членам. У детей этого сейчас нет, а потребность в самореализации в группе, в групповом взаимодействии у детей огромна. Помните, раньше и трудовое обучение в школах было – обязанность дежурить по классу, вытирать доску, выходить на субботники, разнообразные совместные сплачивающие мероприятия. Дети хотят быть в группе, чтобы группа их уважала и чтобы их уважал социум. Отсутствие заинтересованного внимания и поддержки взрослых детьми очень тяжело переносится. А поскольку позитивного внимания взрослых и ровесников часто не хватает, они начинают вымогать негативное внимание эпатажным асоциальным и даже, как в этом случае, антисоциальным поведением. Если они не получают одобрения своим положительным действиям, то будут привлекать к себе внимание негативом. В таких случаях очень легко попасть под влияние деструктивных групп, криминала.

– Вы не замечали такую нижегородскую особенность – транзитного города? Очень многие из молодежи хотят строить карьеру в Москве, в Санкт-Петербурге.

– У меня нет опыта сравнения с другими городами. Но, думаю, такие тенденции есть везде, особенно в среде креативных профессий. Но из тех, с кем мне приходилось работать, мало кто стремился переехать в Москву. По моему опыту работы, нельзя выделить какую-то исключительно нижегородскую особенность. Кто-то стремится к карьере, кто-то к семье. И среди родителей есть весьма консервативные, семейные традиционалисты, а есть и прогрессивные, глобалисты, которые стремятся интегрировать ребенка в социум. Синдрома провинциализма среди тех нижегородцев, кто ко мне обращается, я тоже не наблюдала.

Больше всего я сталкиваюсь с такими запросами: как быть уверенными в себе, как повысить самооценку, как самореализоваться, как выстраивать отношения, как вести себя в стрессовых, психологически значимых ситуациях, как преодолеть нерешительность, как выйти из рутины, из обыденности. Остро стоят проблемы тайм-менеджмента: люди хотят все успевать, избавиться от привычки откладывать дела на потом. Но при этом хотят научиться справляться с проблемами самостоятельно, путем повышения силы воли, уверенности в себе.

– Желание быть конкурентными, пробиваться локтями, зарабатывать больше денег присутствует?

– Мне кажется, что молодые люди, с которыми мне приходится работать, последние годы менее коммерчески, меркантильно настроены, чем некоторое время назад. Напротив, многие сейчас нацелены на творчество, на самореализацию.

– Может быть, их родители стали более обеспеченными, решили материальные проблемы? А как вы оцениваете нынешний функционал школы, которая предоставляет «услуги», вместо того чтобы по-настоящему воспитывать?

– Школа у нас продолжает и учить, и воспитывать. Невозможно разделить два этих процесса. Обучение дает человеку знание, а воспитание формирует личность. Невозможно давать знания в отрыве от формирования личности. Та же проверка домашнего задания предполагает развитие волевых черт характера учащегося, что, в свою очередь, является воздействием на личность, а значит и воспитанием. Велико значение и личности учителя на ребенка.

– А как же быть с теми школьными роликами, которые выкладываются в тех же соцсетях, где или учителей унижают, или учителя унижают. Как вернуть авторитет школы в школу?

– Это уже социальная проблема. И причина в том, что педагоги перегружены работой, отчетностью. Как и врачи, медики. Им попросту некогда полноценно заниматься детьми, по-настоящему отдаваться профессии. Избыток бумажной работы, отчетной деятельности сильно мешает основной работе учителя. От перегруженности у педагогов возникает эмоциональное выгорание, которое может приводить как к проблемам со здоровьем, так и к деформации личности. У учителей снижается мотивация к деятельности, пропадает желание вкладывать себя в работу. Но в образовании влияние личности педагога имеет огромное значение. Очень многому дети научаются именно через наблюдение за взрослыми, а не через восприятие информации от них на слух.

– Проблема наркотиков сегодня актуальна в среде подростков?

– Актуальность весьма высока, потому что раньше не было такого широкого доступа к ним и такого количества синтетических наркотиков. И это мировая проблема.

– Нужен ли психолог в каждой школе?

– Я считаю, да. Школы, колледжи должны иметь своего штатного психолога. Сейчас далеко не в каждом учебном заведении есть действующий специалист. И притока сильных молодых специалистов – педагогов, психологов – в школу не будет до тех пор, пока не будет повышения престижа профессии и увеличения зарплаты. (А для детей очень важно сегодня иметь перед глазами пример мужчины-лидера. – Авт.)

– Так кто же сегодня «душами» занимается?

– Душа человека, его внутренний мир являются объектом изучения религии, эзотерики и психологии. Однако только психология рассматривает внутренний мир человек с позиций материализма, в рамках научно-естественной парадигмы. Религия и эзотерика рассматривают душу с точки зрения идеализма. Но религия является социальным институтом, который включает в себя социальные нормы и ценности, предлагает стандарты поведения. Эзотерика же субъективна и неорганизованна, предполагает формирование у человека мистического, магического мышления. А реальность такова, что души сегодня снова захватывает именно эзотерика.

– Это неожиданно. Казалось бы, спрос на магов, экстрасенсов, все чудодейственное, мистическое и непознанное уже сошел на нет!

– Я бы так не сказала. Лженаука – опять же через интернет – очень сильно влияет на обыденное сознание людей. Ненаучная, непроверенная информация в изобилии выкладывается частными лицами. Но выглядит привлекательно, так как предлагает прикасание к чему-то тайному, особенному. Это может привести к тому, что у восприимчивых людей будет снижаться степень ответственности за свою жизнь, будет формироваться экстернальный тип личности с низким уровнем субъективного контроля (УСК) – другими словами, перекладывание ответственности на внешние факторы: судьбу, рок, фатум, звезды, магов, ворожей. Что, в свою очередь, будет повышать тревожность человека, уверенного в своей невозможности управлять жизнью. Получается замкнутый круг, приводящий к возникновению дополнительных стрессов и формированию неврозов.

– И ваш совет родителям?

– Не выпускайте детей из поля своего внимания. Да, вы перегружены работой, личными взрослыми отношениями, но помните, что дети очень важны для нас, а мы для них. А Мининский университет, в свою очередь, приглашает всех желающих родителей получить бесплатные консультации в психологической службе «Психолого-педагогическое сопровождение позитивного родительства».