Как сохранить нижегородское село: каждой деревне по фонтану

«Единороссы» мотивируют Нижегородскую область на получение федеральных средств

11.07.2019 в 10:18, просмотров: 915

В преддверии распределения большого куска федерального бюджета в 1 трлн рублей по новой нацпрограмме сохранения сельского населения нижегородские «единороссы» предприняли попытку мобилизовать областную и местную власть для взаимодействия и максимального участия региона в этом проекте. «Чтобы получить для нижегородцев максимальное количество благ», – пояснил депутат Госдумы, секретарь НРО партии Денис Москвин. Дискуссия была бурной, выхлоп оказался несопоставимым.

Как сохранить нижегородское село: каждой деревне по фонтану
Фото: Pixabay

Сначала работа, а фонтаны – потом

Итоговый вариант нацпрограммы «Комплексное развитие сельских территорий» на 2020–2025 гг. с объемом финансирования в 2,3 трлн рублей (1 трлн – из федерального бюджета) завизирован руководством страны буквально вчера, в июне 2019 года. Главной задачей ставится сохранение людей на селе, предотвращение оттока населения.

Проект «единороссы» считают своим, потому что эту тему перед президентом России они ставили еще два года назад, и в октябре 2018 года Владимир Путин в ходе встреч в Ставропольском крае дал поручение разработать программу по развитию села. Туда включены привилегии для остающихся в районах жить и работать: льготные ипотека, социальное жилье, подключение домохозяйств к инфраструктуре, подведение дорог, благоустройство и занятость, в том числе и замечательный пункт о том, что к 2025 году деревни должны быть «подключены» к интернету на 95% (в базовом 2017 году – 70%). Учтены и местные проекты, которые финансируются с участием средств жителей и частных спонсоров. Однако ключевая, казалось бы, задача по росту экономики и производства на сельских районах туда не вошла.

Главным по программе назначен минсельхоз, и привязка по обустройству села идет по территориям, где есть инвестпроекты и сельхозпредприятия. При этом подразумевается и некий конкурсный ежегодный механизм распределения федеральных денег между региональными проектами.

Представители муниципалитетов были рады, что их пригласили на обсуждение, только они считают, что надо не дыры латать точечными проектами, а развивать конкретную территорию комплексно и в фундамент закладывать создание рабочих мест, а не благоустройство.

Как выразился депутат заксобрания Виктор Лунин, можно построить в каждой деревне по фонтану, но если зарплата там будет не выше 15 тысяч рублей, то отток жителей мы сдержать не сможем.

– Нам тоже говорили, что если вы хотите поднять уровень жизни, то нужно прежде заниматься производством, – пояснял депутат Госдумы Дмитрий Сватковский, – и мы долго спорили, погружать ли в эту программу экономическую составляющую. Но решили, что экономика будет «лежать» в других программах и постановлениях правительства, в том числе по субсидированию техники, и нужно сосредоточиться на «среде обитания, образовании специалистов, инфраструктуре, уровне жизни». Поэтому в документ включены шесть направлений по сельским территориям: это «развитие жилищного строительства и повышение уровня благоустройства домовладений», «содействие занятости сельского населения», «развитие инженерной инфраструктуры», «развитие транспортной инфраструктуры», «благоустройство» и «современный облик сельских территорий». Кроме того, мы долго обсуждали, какую цифру взять за ориентир, и решили, что даже сохранение людей на селе на существующем уровне до 2025 года – не менее 25,3%, т. е. каждый четвертый должен остаться на селе, – это уже амбициозная задача. Потому что отток растет, как бы мы красиво ни делали дворы, парки и прочее. Нынче доля селян в общей численности населения России составляет 25,7 %. Поэтому прежде всего нужно выровнять доходы, чтобы среднемесячный финансовый ресурс сельского домохозяйства был не менее 80% от городского. А доля благоустроенных жилых помещений в сельских населенных пунктах порядка 50%. За счет таких инструментов? Прежде всего за счет доступной ипотеки и льготного строительство жилья. Впервые будут приняты новые ипотечные механизмы для селян, чтобы можно было взять заем по льготной ставке от 0,1 до 3% годовых. Центробанк сейчас этим занимается и должен мотивировать банки. Вход в ипотеку для сельского населения мы считаем справедливым с 10% первоначального взноса, больших денег на селе нет – знаем. Кроме того, в задачи программы ставится такой показатель, как доступность сельскому населению фельдшерско-акушерских пунктов: за пять лет среднее расстояние до ФАПов должно быть уменьшено с нынешних 15 до 6 километров. И уровень обеспеченности сельского населения питьевой водой увеличен до 80%.

Деньги есть, надо брать

Уже в августе начнется первый этап распределения федеральных средств. «Поэтому надо успеть заявиться на как можно большее количество проектов», – призвал собравшихся Денис Москвин, – районам надо не ждать, а оперативно включиться в работу и вместе с минсельхозом обеспечить максимальное участие Нижегородской области во всех мероприятиях госпрограммы».

Но выступивший министр сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Нижегородской области Николай Денисов предупредил, что Москвой пока не определены критерии отбора по ключевому направлению «современный облик села» и регион подал заявку только на участие в четырех из шести подпрограмм. При этом в минсельхозе не смогли уточнить, сколько же муниципалитетов собираются участвовать в программе, а всего сельских районов в области 48.

В целом региональная заявка предполагает получение средств из федерального бюджета на сумму 907 млн рублей. С учетом областного, местного и внебюджетного софинансирования объем будущих вложений достигает 1,9 млрд рублей. Но проекты должны пройти некий конкурсный отбор.

«А нельзя без этой гонки, кто первый, кто второй? – спрашивали представители районов. – А то мы поедем со своей заявкой в Москву, получим там 15 баллов и ни с чем вернемся, зря только потратимся на проектирование». Но им было сказано, что правила игры не мы устанавливаем.

Дефицит проектов и множество проблем

Готовых проектов и сметной документации – ПИРов и ПСД, которые разработали бы сами муниципалитеты на перспективу, – действительно дефицит, это беда почти всех муниципалитетов.

Потому что нет свободных денег, да и надежд на их реализацию раньше не было, а разрабатывать впрок – уже сколько раз такое было, а потом, проекты быстро устаревают, потому что меняются требования, и их потом просто надо отправлять в корзину. Для крупных ПИРов по водоснабжению, например для поселка, нужно не 1–2 млн рублей, а десятки миллионов.

А некоторые мероприятия, под которые есть документация, уже задействованы в других, перекрестных программах по улучшению жизни на селе.

«Поэтому пока отправили в Москву то, что было», – пояснил один из депутатов ЗСНО действия минсельхоза.

Итак, что в нижегородской заявке?

Большая часть средств, на которые рассчитывает область, пойдет на развитие жилищного строительства и повышение уровня благоустройства домовладений – 1,27 млрд рублей с учетом всех источников. Сюда включены порядка 560 семей-участников и 750 домов, в частности на льготную ипотеку в регионе претендует 200 семей.

На развитие инженерной инфраструктуры закладывается 361 млн рублей, на льготные кредиты по инженерным коммуникациям претендует 750 семей. Область заявила по этому направлению 53,6 км газовых сетей (всего 11 объектов) и 50,2 км водопровода (9 объектов).

На развитие транспортной инфраструктуры регион просит 294 млн (всего 11,2 км), речь идет о дорогах с твердым покрытием, «ведущих к общественно значимым объектам населенных пунктов, объектам производства и переработки продукции». Хотя очевидно, что потребность в дорогах на селе гораздо больше.

На благоустройство сельских территорий отводится всего 6,15 млн рублей (2 проекта, это грантовая поддержка местных инициатив).

По «современному облику села», как было сказано выше, методика отбора пока не определена.

А по программе «содействия занятости сельского населения», как выяснилось, в регионе нет потребности в дополнительных деньгах, поскольку это касается возмещения частным компаниям, индивидуальным предпринимателям части затрат, связанных с обучением своих студентов, прохождением практики, оплатой труда. «А у нас все будущие специалисты учатся на бюджетных местах, а не за счет частных предприятий», – пояснил министр сельского хозяйства.

За землей в очереди никто не стоит

Собравшиеся в зале главы сельских районов на обещанные блага и золотой дождь реагировали довольно скептически.

– Что такое один миллиард на всю область? – возмущался Константин Пурихов, глава МСУ Богородского района. – Одних дорог ремонтировать надо на несколько миллиардов, и по газификации – я смотрел по деревням – только у нас порядка 15 объектов надо бы строить, проекты разрабатывать, а нам область все время денег не дает.

– Как не даем? – сразу отреагировали представители областного правительства. – Не просили, значит.

Но Пурихов в ответ только рукой махнул.

– Реконструкцию водосетей некоторые районы никогда сами не осилят, – считает депутат Александр Ефремцев. – Что было готового из проектов, то и попало в заявку.

Хотя каждый район нужно было бы рассмотреть комплексно, везде есть свои проблемы, которые годами не решаются.

– В Чкаловском районе проблемы с качественным водоснабжением, с экологией, с производством, смертность у нас в 2,5 раза превышает рождаемость, – рассказал Филипп Фарбер, глава МСУ г. о. Чкаловск. – Приезжает 500 человек, а уезжает 650. Завозим для работ из соседней области. Район деградирует, сельхозпроизводство – 9 тысяч гектаров используем, а еще столько же гуляет под бурьяном. В этом году из-за засухи потеряли по сельскому хозяйству более 30 млн рублей. Молодежь не остается в округе. Почти сто процентов выпускников уезжает. При этом мы не успеваем запомнить названия всех новых молодежных организаций, волонтерских, комиссий, парламентов. Но кто из них будет работать на селе? Волонтеры? Давайте задумаемся, как можно более эффективно использовать деньги этой программы. Разработка ПИР и ПСД стоит очень дорого.

Игорь Гордеев, руководитель одного из крупнейших агрохолдингов, рассказал, что его компания, имея предприятия в трех районах, смогла заявиться только в одном районе, поскольку там есть общежитие:

– Мы хотим привлекать сторонних специалистов. Я готов строить сам служебное жилье, но не под 12–15% годовых! Нам нужно просто льготное финансирование, хотя бы под 3% годовых. Кроме того, человек, сотрудник, готов приехать и сам строиться, но земля очень дорогая – от 300 до 500 тысяч рублей. Нельзя ли ее в аренду на 3–5 лет давать, пока он отработает на предприятии и потом будет иметь возможность по минимальной стоимости выкупить ее? Поверьте, за землей в сельской местности очередь не стоит!

А вот гендиректор известного предприятия «Ильино-Заборское» (Семеновский район) Алексей Степанов тоже активно строит дома для своих работников, развивает хозяйство и уверен, что если захотеть, то все преодолимо. Но у его хозяйства все-таки есть специфика и большая история.

– Мне обидно, – отметила, подводя итог довольно нерадостной дискуссии, Ольга Щетинина, руководитель фракции «единороссов» в облпарламенте, – если Нижегородская область не получит того, что могла бы получить из федерации, если мы не используем открывающуюся возможность. Если нет проектно-сметной документации, то, значит надо привлекать средства из депутатских фондов... Но надо двигаться в этом направлении.

В итоге решили, что взаимодействие всех участников по этой программе продолжится.

«Единороссы» на фоне критики партии хотят использовать шанс записать в свой актив работу по селу.

В нижегородском минсельхозе уверены, что все идет по плану: «Мы никуда не опаздываем и, в общем, должны получить значительное количество средств по сельской программе».