Председатель нижегородского ТСЖ рассказал, как содержать дом на отлично

22.05.2019 в 13:03, просмотров: 766

Дома, которые находятся под управлением председателя ТСЖ-454 Михаила Швыганова, выгодно отличаются от своих соседей. Отличный ремонт, чистота, ухоженность. Михаил Иванович возглавляет товарищество собственников жилья уже пятнадцать лет. Под управлением Швыганова в Нижнем Новгороде находятся три многоквартирных дома на Верхнепечерской улице и дом на улице Родионова. Управдом рассказал, как ему удается содержать жилье в таком превосходном состоянии.

Председатель нижегородского ТСЖ рассказал, как содержать дом на отлично
Фото: Андрей Абрамов

– Здесь была обычная панельная десятиэтажка, – рассказывает он. – Покрашенные стены, пол и лестничные марши из бетона. Мы не с ремонта подъездов начинали, а с крыши, замены коммуникаций, которые текли. После того как мы отремонтировали трубы, крышу, утеплили фасад, заменили окна на пластиковые, чтобы сберечь тепло, начали по одному-два этажа в год делать ремонт подъездов. В течение восьми лет мы его закончили.

– Когда заходишь в подъезд, создается ощущение, что ты вошел в новый элитный дом. Прекрасная плитка на полу, на стенах, чистота. Как люди к этому относятся? И какие материалы применялись? Многие подумают, что стоило это очень дорого.

– Когда гости приезжают из Белоруссии, спрашивают: «У вас здесь что, миллионеры живут?» Нет, обычные люди. И тарифы такие же, как во всех домоуправляющих компаниях. Только мы считаем, что ремонт нужно делать качественный, на 40–50 лет. Если просто покраска-побелка, то никакого эффекта не будет. Дети исписали-почеркали, побелка осыпалась, трещины пошли – ремонт что был, что не было. Деньги потратили, а эффекта никакого. В подъезде, где мы сейчас находимся, ремонт был сделан в 2005 году. Ему 14 лет. Здесь больше вкладывать не нужно.

У нас в доме нет аварий, потерь энергоресурсов. Мы на этом экономим. И все деньги вкладываем в благоустройство.

– Насколько все это дорого? Даже хочется потрогать плитку, она прекрасно сохранилась.

– Итальянская плитка, не самая дешевая. Нужно соблюдать технологию при ее укладке. Это специальная обработка стен. Когда все соблюдается, то и служит долго. Я мастерам говорю: «Мне нужно чуть-чуть лучше, чем вы делаете в коттеджах и квартирах».

Когда приходят ремонтировать крышу, мастера называют срок эксплуатации – пять-семь лет. Я им объясняю, что меня это не устраивает. Минимальный срок эксплуатации крыши от ремонта до ремонта должен быть 30 лет. Они говорят: «Мы вам, конечно, сделаем, но если будем всем так делать, то останемся без работы».

– Эти фирмы имеют лицензии? Как вы их выбираете?

– Выбираем золотую середину по цене. Проверяем объекты, которые этими фирмами сделаны. Некоторые, даже солидные, организации много объемов набирают, и у них не хватает персонала. Они приглашают со стороны на субподряде, а там могут оказаться люди совсем другой квалификации. Если я выбираю какую-то фирму, прошу дать данные о бригаде, которая будет у нас делать ремонт, о том, где можно посмотреть ее работы. Фирма может быть одна, а бригад у нее десяток, и качество работ может быть разным.

– Случаи вандализма в вашем доме бывают?

– Какие-то вещи, безусловно, происходили, но это было уже давно. Сейчас, конечно, этого нет. Везде стоят видеокамеры. Даже в лифтах. Люди хотят жить в комфортных условиях. Был случай, когда гости разбили зеркало в лифте. Выявили по записи с камеры, хозяин квартиры оплатил замену. Все понимают, что в своем доме нельзя портить имущество.

– Помимо ремонта внутри дома вы еще много сделали по благоустройству прилегающей территории, построили современную детскую площадку. Много ли домоуправляющих компаний в городе занимаются содержанием не только домов, но и придомовой территории?

– По сути, ни одна из домоуправляющих компаний не вкладывает средств в детские площадки, благоустройство. Раньше здесь была просто земля, была полузаброшенная детская площадка со сломанными качелями. Мы обещали жителям сделать новую площадку, но не попали в программу мэрии. В итоге жители нашего дома № 7/2 и двух соседних домов сами сложились и сделали современную площадку. Тут каучуковое травмобезопасное покрытие. Чтобы не было грязи, мы сделали брусчатку. Можно покататься на роликах, погулять с коляской. По периметру установлены видеокамеры, наблюдение круглосуточное. Мы здесь можем включать музыку, проводить детские праздники, утренники.

– Любой может прийти сюда с ребенком? Или только местные жители?

– Доступ сюда открыт для всех. Площадка работает с 10 до 20:30, на ночь она закрывается. Поскольку площадка близко к окнам находится, делаем дневной перерыв с 13 до 16, чтобы дети могли поспать, как в детском саду.

– Сколько она стоит?

– С трех домов мы выделили средства – три миллиона рублей. Срок эксплуатации у нее большой. Ровно год назад мы ее открыли, она до сих пор как новая. Уверен, что она прослужит на благо нашей детворы еще много лет. Здесь 15 миллиметров каучукового покрытия, ограждения, газоны, все в нормальном рабочем состоянии.

– Не секрет, что на детских площадках взрослые порой распивают алкогольные напитки…

– У нас такого вообще нет и быть не может. На ночь площадка закрывается. Посторонние сюда не войдут. Днем здесь практически нет свободного места, всегда играют дети. Нет условий для каких-то распитий. Да и родители детей, уверен, не позволят такого.

– В прошлом году под ваше управление перешел многоквартирный дом № 11 по улице Родионова. В каком он состоянии был и что уже удалось сделать?

– Текла крыша, стены были ободраны, трубы текли, были проблемы с лифтом. В итоге решили начать именно с лифтового хозяйства. Когда меняли лифт, то начали ремонт хотя бы одного этажа. Закупили самые современные материалы: плитка керамогранит, новые двери.

– Масштаб работ большой?

– Шесть подъездов, 253 квартиры. Ремонт завершили в конце декабря. Сейчас в четвертом подъезде заменили лифт. Новый – бесшумный, экономит 25 процентов энергии.

Все крылечки были полуразрушены. Мы сделали монолитные лестницы, перила из нержавеющей стали, в ближайшее время сделаем ступени из каучукового покрытия. К началу лета эти первоочередные работы должны быть завершены. Старый асфальт убрали, будем красной брусчаткой выкладывать дорожки.

– Сколько времени потребуется на этот дом? Чтобы все привести в порядок.

– Закладываем лет восемь. Ремонта здесь не было очень давно. Конечно, все зависит от финансов.

– Как вообще получается, что примерно за одни и те же деньги ваш дом получает результат, а другие нет?

– Нужно самому выбирать материалы, долговечные, энергосберегающие. У любой домоуправляющей компании в уставе написана задача – получение прибыли. Считаю, что сегодня самая эффективная форма управления дома – это товарищество собственников жилья. Когда сами жители понимают, на что идут их деньги. Самые эффективные, красивые дома в нашем городе – дома под управлением ТСЖ. Все средства, собранные с жильцов, должны быть использованы строго по назначению. Происходит ли то же самое в домах, которыми управляет ДУК, еще вопрос.

– То есть ДУК – это в первую очередь бизнес и только во вторую – забота о жителях?

– Совершенно верно. Они коммерческая организация, ведут бизнес, зарабатывают деньги. Какие используют материалы при ремонте и кто делает ремонт, тоже непонятно. А ТСЖ – это некоммерческая организация, мы выполняем прямые поручения наших жителей. У нас все документы, все платежки – все есть, по первому запросу жильца мы предоставляем все эти бумаги. Про отбор бригады говорил выше. То есть у нас каждый житель дома видит, на что именно пошли собранные средства.

– Вы недавно создали новую общественную организацию. Какие у нее цели и задачи?

– В Нижнем Новгороде создан «Союз единства ТСЖ и ЖСК». Будем помогать всем председателям и собственникам жилья решать проблемы с властью, с муниципалитетом. Многие просто не ориентируются в действующем законодательстве.

Управление домом – это образование, желание, доверие от граждан. Администрация, к сожалению, порой вставляет палки в колеса. Техническая инспекция, другие структуры порой абсолютно неправомерно пытаются выписывать штрафы товариществам собственников, выносят замечания не по делу. Будем отстаивать нашу позицию в судах.