Почему акция «Бессмертный полк» стала массовым явлением

Массовость «Бессмертного полка» обеспечивается искренним желанием почтить память фронтовиков

15.05.2019 в 13:40, просмотров: 492

Изначально мое отношение к акции «Бессмертный полк» было сугубо положительным: люди хотят почтить память своих павших родственников, поблагодарить их за возможность спокойно жить – это можно только приветствовать.

Почему акция «Бессмертный полк» стала массовым явлением
Фото: Евгений Алексеев

В последние годы благодаря социальным сетям и средствам массовой информации нередко становятся известными случаи, когда под видом портретов своих собственных дедов-фронтовиков люди несут фотографии совершенно чужих людей, порой даже не имеющих отношения к Красной армии и к Победе. Хотелось бы верить, что это действительно частные случаи, которые поправимы и идут от желания приобщиться к хорошей инициативе.

У меня есть достаточное количество знакомых, часто даже вполне себе аполитичных людей, которые приходят на акции «Бессмертного полка» с портретами своих дедов, у кого-то уже даже прадедов, – и делают это действительно по велению души. Но обязаловка, приводящая в ряды участников этих шествий школьников, бюджетников и чиновников с портретами неизвестных им людей, иногда с одними и теми же, это совсем неправильно.

Бороться с этим можно – предавая гласности подобные случаи, чтобы людям было стыдно заниматься подлогом, а при определенных условиях, возможно, чтобы у них возникали и некоторые трудности в карьере.

Кто и почему спускает разнарядки, надо разбираться конкретно в каждом регионе, но в любом случае такие действия достойны осуждения, потому что обесценивают и убивают народную инициативу. Скорее всего, это очередная иллюстрация пословицы «заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет». Если люди определяют эффективность своей работы тем, сколько человек они могут вывести на акцию «Бессмертного полка», это ужасно.

Я не думаю, что кто-то из руководства страны – президент Владимир Путин или премьер Дмитрий Медведев – заставлял региональных руководителей выводить на улицы людей с одинаковыми фотографиями: «каждый год должен быть прирост участников на 4,5 процента, по отдельным регионам не менее семи процентов»… Я в это не верю.

Массовость обеспечивается искренним желанием людей почтить память фронтовиков – опять же, «Бессмертный полк» собирает немало участников и за границей, где некому приводить на эти акции людей и выстраивать их в колонны. Поэтому потуги отдельных чиновников на местах совершенно бессмысленны. И так все в порядке. Но желание попиариться пересиливает.

Нельзя отбивать людям желание, выгоняя их на демонстрации и раздавая: «вот твой родственник, вот твой»… Я допускаю, что не все фотографии с табличками «Бессмертного полка», брошенными после праздника, это фотошоп, возможно, некоторые как раз являются результатом такой погони за большими числами.

И, наверное, не зря многие сомневаются, что все заключенные в учреждениях ФСИН вышли на акцию «Бессмертного полка» по своей воле и с портретами своих дедов и прадедов.

Похожие перегибы мы видим и с ускоренным увеличением численности «Юнармии», когда в некоторых лицеях школьников записывают в ее ряды и выдают униформу. Это мы проходили – в пионеры записывали почти всех. Хорошего от этого было немного, патриотизма в стране не прибавлялось. Возможно, у многих детей, напротив, формировалось отторжение от официальной идеологии, нонконформизм.

Дочь моего знакомого учится в православной гимназии и рассказывает, что многие дети демонстративно хвастаются, что не соблюдают пост. Перебор с идейной нагрузкой всегда вызывает отторжение, о какой бы идеологии ни шла речь.

Во всем важно знать меру, очковтирательство до добра не доводит – касается это «Юнармии», «Бессмертного полка» или чего-то еще.