Свидетель по делу Олега Сорокина большую часть показаний дал с чужих слов

08.02.2019 в 10:36, просмотров: 865

Свидетель по делу Олега Сорокина большую часть показаний дал с чужих слов
Фото: Андрей Абрамов

7 февраля в Нижегородском районном суде по делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших сотрудников МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева продолжили допрашивать «секретного» свидетеля. Как ранее писал «МК в Нижнем Новгороде», он начал давать показания 6 февраля. Настоящего имени свидетеля названо не было, сам он находился удаленно, а его голос передавали с искажением. Из-за проблем с оборудованием участники заседания с трудом могли разобрать, что он говорит. Это сильно осложнило допрос, который продлился около шести часов, но так и не был завершен.

«Что это за человек, как он выглядит и вообще существует ли он физически, стороне защиты не известно, – прокомментировал адвокат Дмитрий Артемьев. – Он пытался демонстрировать очень большой объем знаний в тех или иных сферах, которые вроде бы как относятся к предмету доказывания по делу. Но при этом после всех уточняющих вопросов становилось очевидно, что все эти знания носят более чем поверхностный характер».

Свидетель то и дело ссылался на сведения, полученные от третьих лиц, однако называть их не стал. Попытки защитников выяснить, кто эти люди, заканчивались невнятным ответом, что данная информация известна ему «по роду профессиональной деятельности».

«Если проанализировать события и сферы жизни, о которых свидетель давал показания, то серьезно о роде профессиональной деятельности этого человека говорить сложно – выплывают какие-то фантастические профессии: гадалка с шаром, представитель небесной канцелярии, помощник Siri и так далее», – пошутил Дмитрий Артемьев.

Согласно уголовно-процессуальному кодексу, показания свидетеля являются недопустимыми, если он не может указать источники, из которых ему стало об этом известно. Однако адвокатам так и не удалось их установить, потому что суд раз за разом снимал вопросы на эту тему.

«В какой-то момент у меня даже сложилось впечатление, что происходит, не побоюсь этого слова, «коллективная опека свидетеля» – чтобы он не сказал чего лишнего», – отметил Артемьев.

Однако, даже несмотря на такие условия, свидетель не смог дать последовательные показания. Противоречия были настолько существенными, что государственному обвинителю пришлось просить огласить показания, которые были даны на стадии следствия. Защита была против, но суд ходатайство удовлетворил. Выяснилось, что протокол проведенного ранее допроса не имеет даты и времени, что является грубым нарушением закона.

«Лично я абсолютно не верю в достоверность этих показаний, – заявил Дмитрий Артемьев. – Каких-либо фактов, подтверждающих позицию обвинения, о происхождении которых свидетель дал бы внятное объяснение, сообщено не было».