Дело Олега Сорокина: генерал Виктор Цыганов не понимает, за что судят его бывших подчиненных

01.02.2019 в 18:14, просмотров: 1648

Дело Олега Сорокина: генерал Виктор Цыганов не понимает, за что судят его бывших подчиненных
Фото: Андрей Абрамов

1 февраля по делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших сотрудников МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева, которое слушается в Нижегородском районном суде, допросили генерала полиции Виктора Цыганова. В 2004 году Воронин и Маркеев находились в его подчинении.

Перед началом допроса по ходатайству государственного обвинения и вопреки мнению подсудимых и защиты, без каких-либо ссылок на соответствующую законодательную норму заседание сделали закрытым. Адвокаты сочли это решение противоречивым. Защитник Андрей Юдин ранее обращал внимание суда на наличие в материалах дела секретных документов и необходимость перевести процесс на уровень Областного суда, который, согласно закону, может рассматривать дела, связанные с государственной тайной, но суд отклонил это ходатайство. Основанием для отказа стало письмо о рассекречивании документов из канцелярии ГУВД, которое, впрочем, так и не было приобщено к делу.

«Мы вроде бы раньше решали, что государственной тайны в деле нет, а сегодня государственное обвинение ссылалось на некую «служебную тайну», хотя уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность закрытия судебного заседания только в том случае, когда речь идет об охраняемой законом тайне, – удивился адвокат Дмитрий Кравченко. – Закона о служебной тайне нет, и в этом смысле мы полагаем, что закрытие было неправильным и нарушало конституционные принципы судопроизводства, в том числе гласность».

По словам адвоката Сталины Гуревич, заседание может быть закрыто в связи с наличием в деле материалов, содержащих гостайну, или иную тайну, охраняемую федеральным законодательством.

«Такого понятия, как «служебная тайна», на которую ссылалось государственное обвинение, нет, – отметила Гуревич. – Государственное обвинение пыталось ссылаться на закон «О полиции», который не содержит такого понятия, как «служебная тайна», и в принципе не содержит понятия какой-либо тайны, охраняемой законом».

Позиция защиты осталась неизменной – в деле есть материалы с государственной тайной. На стадии допроса ключевого свидетеля это стало очевидно, именно по этой причине заседание объявили закрытым.

«Причем, это не только те документы, на которых был основан оперативный эксперимент, но даже элементарно документы о государственных наградах Воронина, который получал их именно в связи с государственной тайной, – заявила Сталина Гуревич. – И не закрыв этот процесс, не передав его лицу, полномочному рассматривать уголовные дела, содержащие государственную тайну, мы не можем изучить эти документы».

Как рассказала Гуревич, тот факт, что защита не может в полном объеме изучить материалов дела является нарушением уголовно-процессуального кодекса. «Но это не первый раз, когда в этом процессе нарушается уголовно-процессуальный кодекс», – сказала она.

Судя по сообщениям дежуривших в коридоре суда журналистов, генерал Цыганов также считает, что государственная тайна в материалах дела есть. Сетевое издание «Столица Нижний», ссылаясь на адвокатов, проинформировало о том, что только малая часть документов была рассекречена. Кроме того, защитники рассказали, что Виктор Цыганов в ходе допроса неоднократно отказывался отвечать на вопросы, руководствуясь тем, что не может разглашать секретные сведения. При этом, он заявил, что, по его мнению, нарушений в действиях Воронина и Маркеева не было, он не понимает, за что их судят.

«За 15 лет адвокатской практики я ни разу не видела уголовного процесса с бо́льшим количеством нарушений, – подвела итог Сталина Гуревич. – Практически каждый шаг здесь нарушается право на защиту, принцип состязательности сторон, принципы равноправия сторон».

По мнению адвоката, очень похоже, что суду предоставлена возможность, дан «зеленый свет» на то, чтобы допускать какие угодно нарушения. Однако каждое из них защитники фиксируют, и будут обжаловать.