Сколько будет стоить мусор с нового года – до сих пор не ясно

24.12.2018 в 10:53, просмотров: 738

На минувшей неделе в закрытом для прессы режиме прошла рабочая встреча и. о. замгубернатора Андрея Харина с депутатами Заксобрания, на чем особенно настаивала фракция КПРФ. Тема самая разогретая – о готовности области к переходу на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами с января 2019 года. Но, как позже сообщили во фракции, «после двухчасового обсуждения ряд народных избранников сделал однозначный вывод об отсутствии у области нормативной и материальной базы для «мусорной революции».

Сколько будет стоить мусор с нового года – до сих пор не ясно
Фото: Евгений Алексеев

Свалки не умрут

«У населения вызывает непонимание даже способ формирования платы за вывоз мусора и норматив накопления коммунальных отходов», – заявил депутат-коммунист Роман Кабешев, сославшись на парламентские слушания, прошедшие в Госдуме, которые показали, что большинство регионов страны не готовы к переходу с 1 января на новую систему.

Действительно, многие нижегородцы тоже задаются вопросом: что кроме увеличения тарифов на вывоз мусора (а это наверняка будет) изменится после введения так называемого «института регоператоров»?

Понятно, что там, где вообще не было такой услуги, она появится отдельной строкой в платежке, но еще должны появиться и контейнеры, и площадки во дворах и в частном секторе.

Жители областного центра, у которых и так была вся инфраструктура, особенно удивляются: почему это должно подорожать? Что, чаще выгружать мусорные контейнеры будут? Нижний Новгород поделен на две зоны, два регоператора. Но как вывозили ТКО на Новоигумновский полигон или Балахнинский (из Сормовского района), так и будут вывозить. (Хотя куда раньше отправлялись ТБО, это еще нужно уточнять.) И, в общем, все крупные игроки на этом рынке известны, и все они останутся.

Более того, нет гарантии, что после «мусорной реформы» несанкционированных залежей на территории региона станет меньше или что вывоз на так называемые закрытые свалки прекратится – это говорят эксперты. Опасения подтверждают и в контролирующих органах.

Потому что регоператор не будет «крайним» за все незаконные свалки: в принятых нормативных актах не прописана его обязанность убирать свалки за свой счет.

Нет, он, конечно, должен вывезти незаконную кучу, однако счет за работу выставит муниципалитету. И местные власти так же, как сейчас, обязаны тратить бюджетные деньги на уборку и зачистку.

А ведь ранее общественность заверяли, что после введения нового института экологическая ситуация в корне изменится. Правда, в правительстве области заявляют, что с помощью космоснимков (дешифрованных) они будут устанавливать координаты несанкционированных свалок, а также запустят контроль передвижения транспортных средств через систему навигационного спутникового мониторинга.

У «левых перевозчиков» может появиться даже больше соблазнов свалить не на указанный полигон, а куда-то еще, потому что везти на определенный комплекс станет очень дорого.

Вся область разделена на девять зон, столько же определено регоператоров. Компании привязаны к разрешенным свалкам и новым полигонам.

Из девяти полигонов ТКО сегодня введено только пять – в Дзержинске, Городецком, Балахнинском, Кстовском и Богородском районах. Проекты еще по четырем межмуниципальным комплексам обработки и размещения отходов – в Уренском, Сергачском, Арзамасском районах и Выксе – планируется реализовать только в 2020–2021 годах, что «вызывает озабоченность населения в части возможного роста тарифов на вывоз ТКО и увеличения количества несанкционированных свалок», – говорил и. о. нижегородского природоохранного прокурора Афет Максимов.

Транспортное плечо, которое ляжет в тариф, очень большое – потому что в некоторых зонах нет не только новых, но вообще пригодных, открытых полигонов, не говоря уже о мусоросортировке и переработке.

Деньги соберут с отходопроизводителей, а вот результат неясный, и не факт, что все регоператоры (инвесторы в новые полигоны) останутся работать на территории области.

Между тем, по данным Росприроднадзора, если в 2016 году в области образовалось свыше 295 тысяч тонн отходов, то в 2017-м – 533 тысяч тонн!

Жители за все заплатят

Мусорщики пролоббировали реформу в надежде на то, что за нее заплатят жители, а регионы не готовы – вот короткое резюме многих депутатов. Столицы – Москва, Санкт-Петербург – законодательно «выбили» себе отсрочку.

«Чтобы поднять тариф, не надо даже никаких улучшений, нужно просто ввести новую методику расчетов накопления. А поскольку регион вымирающий – надо, конечно, брать за основу не людей, а квадратные метры», – мрачно иронизируют экологи.

«При этом жители никаким образом не могут повлиять на размер платы, за них уже определили, сколько они производят мусора. Данная цифра вырастет с 2,2 кубометра в год на человека до 2,58. Объяснить этот рост невозможно», – считают во фракции КПРФ.

Неожиданностью для депутатов Заксобрания стало отсутствие информации у правительства области о выбранном способе расчета платы за вывоз мусора – с квадратного метра жилой площади или от количества зарегистрированных граждан и о суммах, которые жители области увидят в своих платежках с января 2019 года.

«И это менее чем за три недели до перехода на новую систему! – возмущаются коммунисты. – Нам заявили, что размер платы в Нижегородской области будет средним по России. По информации комитета Госдумы по экологии, разница в тарифах для граждан между регионами, даже соседними, отличается в 5–10 раз, а для юридических лиц – в 30–50 раз. Предварительно мы знаем, что если служба по тарифам Нижегородской области удовлетворит запросы регоператоров и примет запрошенные ими тарифы, а облправительство области утвердит повышенный норматив накопления ТКО, то размер платы на вывоз мусора на человека может составить 212 рублей в месяц. Для сравнения: в соседних регионах данная сумма в разы ниже: в Ивановской – 86,5 рубля в месяц, во Владимирской – 118, в Самарской – 117, в городах федерального значения Москве – 90, Санкт-Петербурге – 140.

Проект территориальной схемы, разработанный правительством Нижегородской области, доводит ситуацию до абсурда – размер платы для жителей одной и той же улицы, часть которой в Московском районе, а другая в Сормовском районе Нижнего Новгорода, также будет в разы отличаться. К примеру, эту коснется жителей улицы Коминтерна.

Не решена и главная задача новой системы обращения с ТКО – уменьшить количество мусора, поступающего на полигоны, и наладить сортировку и переработку. Стимулов для переработки не создается.

Например, природоохранная прокуратура очень долго писала письма в ООО «МАГ групп» из-за отсутствия на Новоигумновском полигоне ТБО мусоросортировки, и только в мае 2018 года, перед ЧМ, линию запустили. Но увеличенный тариф нижегородцам выставили заранее и население проинвестировало.

Депутаты не получили ответа на вопрос – сколько и как будут платить жители территориальных зон, в которых до сих пор не построены полигоны.

«Бюджетный эффект»

Экологическая сфера оказалась одной из самых коррупциогенных в нашей области. Только по трем знаменитым дзержинским свалкам насчитывается уже несколько уголовных дел. Еще одна язва – Шуваловская зона Нижнего Новгорода, на которую свозили все что можно, и бесплатно, теперь все это придется разгребать за счет бюджета. На проектное начало выделили 14 млн рублей.

«В марте 2018 года в ходе прокурорской проверки был выявлен факт нецелевого использования денежных средств, направленных на ликвидацию накопленного экологического ущерба на полигоне Игумново. По этому факту в адрес областного минэкологии было вынесено представление об устранении нарушений. Директор ГБУ “Экология региона” А. Ю. Хилов был уволен, материалы для проверки в порядке статей 144–145 УПК РФ были направлены в ГУ МВД РФ по Нижегородской области», – рассказал Афет Максимов на комитете по экологии регионального парламента.

И многие экологические проблемы в Нижегородской области еще не решены.

Например, по данным природоохранной прокуратуры, в прошлом году в поверхностные водные объекты было сброшено около 800 млн куб. м сточных вод, из которых около половины требуют очистки. А ведь 65% населения обеспечивается питьевой водой оттуда, из речек и водоемов.

В Нижнем Новгороде, наверное, больше половины жителей пользуется или фильтрами, или привозной бутилированной водой. То, что течет из кранов, пить без очистки невозможно, хотя за 200–400 рублей, которые платят люди ежемесячно, можно было бы получать приличную воду.

Десять предприятий в регионе продолжают сбрасывать сточные воды без очистки, 126 – недостаточно очищают.

По словам Максимова, по всем предприятиям приняты меры прокурорского реагирования. Например, 2 октября по иску природоохранного прокурора Павловский горсуд обязал ООО «Птицефабрика Павловская» восстановить нарушенное состояние водных очистных сооружений за свой счет. Сейчас производственные стоки идут в водоканал.

До сих пор еще продолжается выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух без нужной документации и обязательного оборудования. Приходится принуждать к исполнению даже иностранных инвесторов (имеется в виду передовой, но очень пахучий свинокомплекс в Вадском районе ООО «ННПП»).

Но чем особенно славится Нижегородская область, так это застройкой прибрежных водоохранных зон. И здесь руки прокурора дотянулись пока только до самых простых избушек. В ходе мониторинга прибрежных полос по программе «Оздоровление Волги» Росприроднадзор многое увидел и насчитал 700 незаконных построек. Больше всего в Павловском, Богородском, Вачском и Володарском районах.

«Наконец, суды начали выносить решения о сносе и обязании выполнить его, в том числе за счет бюджета. Варежский, Таремский сельсоветы и власти Горбатова должны исполнить, – напоминает Афет Максимов. – Буквально в октябре Вачский райсуд вынес аналогичное решение по Новосельскому сельсовету, где выявлено 55 самоволов. Богородским властям пришлось поработать, у них 13 самостийных построек. А в Володарском районе берега освободили уже от 39 объектов из 130».

Городские леса защищают уже на федеральном уровне власти. В субъектах обязаны ставить их на кадастровый учет именно как зеленые зоны (а не превращать в земли поселений), где запрещены и жилая застройка, и раскопки, и свалки, – давно пора спасать легкие городов.