Шесть мостов затопило в Нижегородской области

11.04.2018 в 13:42, просмотров: 572

Весеннее половодье воспето поэтами, увековечено художниками. Для спасателей же оно – горячее время. О том, чего ждать нынешней весной/ наш разговор с заместителем начальника главного управления МЧС России по Нижегородской области Романом Низовым.

Шесть мостов затопило в Нижегородской области
Фото: Евгений Алексеев

– У спасателей каждое время года имеет свою специфику. Какой у вас прогноз на нынешнюю весну? Чего нам ожидать, к чему готовиться?

– К сожалению, погода нам подбрасывает сюрпризы. Зима немного затянулась, отрицательные температуры держались до начала апреля. Полторы недели назад по ночам были еще минусовые температуры. Сейчас весна берет свое, началось активное таяние снега. Изучив данные, которые нам предоставляет Росгидромет, мы видим, что увлажнение в бассейнах рек Ока, Ветлуга составляет 138 процентов. Мы ожидаем очень много воды. Но нужно отметить, что промерзание почвы ниже нормы, поэтому, возможно, часть влаги заберет земля. Запас воды в снеге небольшой.

Сегодня мы прогнозируем, что в зоне затопления могут оказаться 263 придомовые территории с количеством жителей 780 человек в десяти населенных пунктах и семи муниципальных образованиях.

– Почему речь идет о придомовых территориях, а не о домах?

– Паводок для Нижегородской области – это умеренный риск. Последние случаи, когда вода поднималась выше пола домов и нам приходилось эвакуировать людей, были в 2013 году. Надеюсь, что в нынешнем году паводок останется в тех же рамках. Если дома не затоплены, то жители, как правило, отказываются от эвакуации. Раз в два дня и наши службы, и сотрудники администраций проводят подворовый обход, чтобы выяснить, какая нужна помощь. Особое внимание, конечно, маломобильным гражданам, инсулинозависимым и т. д. Вообще в районах уже готовятся к паводку. За годы сложился особый порядок действий. В Уренском районе, например, возле домов вкопаны трубы, на которые при паводке укладывают мостки. По ним люди и ходят, пока вода не сойдет.

– Если воды окажется больше, чем рассчитывали?

– Тогда, возможно, людей придется эвакуировать. Для этого есть пункты временного размещения (ПВР). В марте мы ряд районов проверили практически. Пункты временного размещения развернуты на разной базе: школы, ДЮСШ, оздоровительные лагеря. Нас интересовала возможность принять установленное количество человек. Чтобы мы понимали: заявлено 100 человек – должно быть сто кроватей, сто одеял, питание на это количество людей.

– То есть сейчас спасатели готовы поработать дедом Мазаем, только не для зайцев? Какими ресурсами вы располагаете?

– В состоянии готовности порядка 10 тысяч человек, 3,5 тысячи единиц техники, около 200 плавсредств. При ГУ МЧС России по Нижегородской области на время паводка создана аэромобильная группировка. В ней 110 человек, три быстроходных катера. Почему я о ней говорю – потому что это специализированная группировка. У спасателей в ней есть гидрокостюмы, спасательные жилеты. Они не привязаны к какой-либо территории. Это мобильная группировка, которая в состоянии выдвинуться в любой район.

Кроме этого, у нас еще есть государственная инспекция по маломерным судам. У нее 21 плавсредство и больше 260 спасательных жилетов.

– Можно назвать районы, которые сейчас под угрозой?

– На данный момент у нас подтоплено шесть низководных мостов. Они затапливаются ежегодно. В свое время они так и строились – чтобы вода проходила поверх проезжей части. В те населенные пункты, к которым нет подъезда, завезена пожарная техника, продукты, медикаменты. Пожилых людей, которым необходимо постоянное наблюдение врачей, эвакуируют заранее. Это касается и детей.

– Где находятся эти мосты?

– Два в Гагинском районе, два в Арзамасском, по одному в Починковском и Кстовском. Мы прогнозируем, что в зону затопления могут попасть Уренский, Краснобаковский, Городецкий, Сосновский районы, городские округа Бор и Шахунья. Ну и традиционно – дачные участки Сормовского района. Возможно подтопление некоторых участков в Автозаводском, Ленинском, Канавинском, Московском.

– Основная работа спасателей во время паводка в чем заключается?

– Конечно, эвакуация людей, с соблюдением всех требований безопасности. Координация деятельности всех служб. Если дома будут все-таки оставлены – охрана общественного порядка, предотвращение мародерства. Здесь мы активно взаимодействуем с полицией. Но это касается только самого паводка. Подготовку к нему мы ведем с прошлого года. Провели берегоукрепление, расчистку русел рек. Большая работа была проведена. Общий объем финансирования из бюджетов всех уровней составил свыше 120 миллионов рублей.

Сейчас ведется активная работа по Уренскому району, где затапливается больше всего придомовых территорий. Министерство экологии региона прорабатывает вопрос либо о строительстве летом нынешнего года дамбы для защиты от воды, либо решение этой проблемы путем переселения жителей на те участки, которые не страдают от половодья. Область готова построить для них дома. Урень у нас подтапливается в течение последних шести лет. Расчистка и углубление реки Усты, по мнению специалистов, не даст ожидаемого эффекта. На данном этапе мы готовимся людей спасать. Но летом начнется работа по предупреждению следующего паводка.

– До какого времени продлится паводок?

– Обычно он заканчивается в третьей декаде апреля, но в нынешнем году весна запоздала. Паводок разделяется на два периода. Первый приходится на первую-вторую декаду апреля. Во время него мы принимаем воды рек, которые находятся на территории Нижегородской области. Второй обычно проходит в третью декаду апреля, но в нынешнем году может сдвинуться на первую декаду мая. В этот период мы принимаем воду, которую реки принесут с севера – из Кировской области, других регионов. Уренский, Краснобаковский район попадут в этот период. Прогнозируется водность большая, расслабляться не стоит.

– Что бы вы порекомендовали жителям подтопляемых территорий?

– Самое главное – всегда иметь при себе номера телефонов, по которым можно позвонить не только в МЧС, но и в муниципальные службы. Чем раньше вы сообщите, тем быстрее мы приедем и окажем помощь.

Памятки, как нужно действовать при паводке, есть и в администрациях районов, и на нашем сайте. Их даже раздают при подворовом обходе.

Если вода поступает в дом, нужно как можно быстрее сообщить об этом, взять документы, ценные вещи. С восстановлением документов возникают самые большие проблемы. Желательно иметь фото- или видеоподтверждение ущерба. Потому что бывает, что люди сперва не обращаются, а потом понимают – собственными силами не справиться или видят – сосед получил от администрации какие-то деньги. Если факт не подтвержден, потом трудно добиться компенсации.

Мы рекомендовали всем главам администраций (и нас поддержало Законодательное собрание Нижегородской области), чтобы в каждом муниципальном районе были созданы комиссии по оценке ущерба. И чтобы они работали не после паводка (как это бывает при пожарах, например), а во время. Когда вода сойдет, трудно бывает определить, был ли дом затоплен.

– Кроме природы вам добавит работы и человек. Рыбаки и любители покататься на льдинах ежегодно не дают скучать спасателям.

– К сожалению, да. Люди не привыкли реагировать на запреты. К соблюдению требований безопасности (и любых других) часто относятся спустя рукава. Я приведу пример, который не связан с паводком, но характеризует людей. Когда были холода, в одном из частных домов сломался котел отопления. К нам обратился за помощью хозяин. Мы связались с газовыми службами, они выехали, все починили. Но выяснилось, что у хозяина нет даже договора на обслуживание газового котла. То есть он сам ничего не хочет сделать, а ждет, когда его проблемы решат другие.

С рыбаками трудно иметь дело. Это фанаты, заставить их уйти со льда мы не имеем права. Поэтому спасатели находятся рядом, чтобы вовремя вмешаться. Для нас большой плюс – что в регионе нет больших льдин. Лед сразу ломается.

– Ледовые переправы уже прекратили работать?

– У нас в области была одна ледовая переправа. Она закрыта.

– Одна – это официальная? Но есть же места, где люди «дикарями» переправляются.

– Это не переправы, а что-то другое. Мы выявляем такие места. Работаем с администрациями районов, чтобы и лед ломали возле берега на выезде на такие места, и перекрывали дорогу, и перекапывали. Но люди у нас находчивые.