Помогут ли цифровые нововведения повысить прозрачность выборов

07.08.2019 в 16:15, просмотров: 749

Внутри избирательной системы России до сих пор не сформирован консенсус по поводу ее ценности как таковой. Это должен быть интегрирующий фактор политической системы, поскольку на основании выборов формируются наши власти, начиная с муниципального и кончая федеральным уровнем.

Помогут ли цифровые нововведения повысить прозрачность выборов
Фото: Евгений Алексеев

Система выборов не до конца усвоена не только электоратом, но и в определенной степени не всей политической элитой. Такое положение ведет к возникновению противоречий: опираясь на разные ценности и не имея консенсуса по поводу ценности избирательной системы, оппозиция и власть начинают тянуть одеяло на себя и использовать нормативную базу, равно как и факты, в выгодную именно для себя сторону.

Даже ЦИК не до конца признает несовершенство действующей системы. В этой ситуации власти, насколько я понимаю, делают ставку на развитие электронной демократии. В частности, Москва уже 8 сентября 2019 года будет проводить эксперимент по дистанционному голосованию на выборах депутатов Мосгордумы седьмого созыва. В связи с этим есть масса вопросов – насколько полезна электронная демократия и для отдельных групп электората, и для современной России в целом.

Принципиальный момент состоит в возможности осуществления контроля за таким электронным голосованием. Я посмотрел материал о проведении на площадке Московского парламентского центра первого этапа тестирования системы электронного голосования, который будет использоваться 8 сентября на выборах в Мосгордуму и где в качестве примера были проведены выборы председателя студсовета. Голосовали студенты московских вузов, и им эта система в целом приглянулась. Молодежь заявила, что это удобно – не нужно никуда ходить, можно несколькими кликами отдать свой голос, занимаясь дополнительно другими делами.

Однако, в моем представлении, здесь таится очень большая опасность. Как мы знаем, краеугольный камень всяких выборов – это тайное голосование без давления, без административного принуждения. И далеко не факт, что такая система может это обеспечить. Поэтому я с большой долей настороженности отношусь к такого рода механизмам электронного голосования, хотя и понимаю, что в условиях современного постиндустриального общества, когда люди должны в течение одного дня сделать миллион дел, такие нововведения могут быть удобными.

Стоит сказать и об использовании системы госуслуги. Еще в 2016 году Российская ассоциация по связям с общественностью выдвинула инициативу внедрить сбор подписей через портал госуслуги. Причем не только избирателей, но и депутатов – при преодолении муниципального фильтра. И сейчас, как я понял, на встрече с Эллой Памфиловой снова был озвучен этот проект, а на сайте Российской общественной инициативы начат сбор подписей за аналогичную инициативу.

Сайт госуслуги – это достаточно эффективный инструмент, который может повысить прозрачность выборов. Однако зарегистрированы на нем еще далеко не все граждане. Люди старшего возраста, не вполне владеющие компьютерной грамотностью, могут столкнуться с определенными проблемами. Поэтому разумно было бы совместить живой сбор подписей, к которому привыкла часть старшего и в значительной мере среднего поколения, и сайт госуслуги, который предпочтителен для молодежи.

Стоит отметить еще одну деталь. Каждый из инициаторов проблемных ситуаций в текущей избирательной кампании имеет свои политические задумки. Если ознакомиться более внимательно с сообщениями оппозиционных деятелей, то выборы в Мосгордуму они рассматривают как своего рода площадку для дальнейшего движения во власть.

Они стремятся максимально повысить свою узнаваемость, расширить свою электоральную поддержку. И в этом контексте, как ни меняй механизм сбора подписей, от бесконечных судебных тяжб, митингов и прочих акций уйти не получится.

Можно вспомнить и нижегородскую ситуацию: адвокат Светлана Фальконская от «Яблока» получила отказ в регистрации на довыборах в Думу Нижнего Новгорода. 22 подписи из 172, отданных в ее поддержку, признаны недействительными.

Тем не менее основными центрами протестов как по поводу отказа в регистрации, так и по поводу результата выборов останутся Москва и Санкт-Петербург. И именно там, насколько я понимаю, будут апробированы механизмы упрощения в пользу электронного сбора подписей и электронного голосования.

Что касается предложений об увеличении доли допустимого брака при сборе подписей с десяти до двадцати процентов, то этот вопрос не настолько принципиален. Если кандидат внесет подписи, то он должен быть в достаточной степени в них уверен, не надеясь только на честность сборщика. Нынешний норматив мне кажется вполне разумным.

Автор: Александр Егоров, политолог, директор Центра стратегических инициатив ВШГУ Дзержинского филиала РАНХиГС