Саров простился с погибшими испытателями

В ядерном центре объявлен траур

13.08.2019 в 11:40, просмотров: 747

В Сарове 11–12 августа был траур. Хоронили своих героев. Как сообщали по горячим следам в департаменте коммуникаций Росатома, 8 августа во время работ, связанных с инженерно-техническим сопровождением изотопных источников питания на жидкостной реактивной двигательной установке, произошел взрыв и возгорание на военном полигоне в Архангельской области в Белом море, недалеко от Северодвинска.

Саров простился с погибшими испытателями
Фото администрации Сарова

Погибли пятеро сотрудников Росатома, еще трое получили травмы и переломы, ожоги различной степени тяжести. Пострадавшие доставлены в специализированное медицинское учреждение, операции уже проведены, их жизни вне опасности.

Погибшими испытателями, как оказалось, были сотрудники РФЯЦ – ВНИЭФ из Сарова. Их имена назвали позже, поскольку оставалась надежда найти людей живыми в море.

Вечная им память:

Вьюшин Алексей Николаевич

Коратаев Евгений Юрьевич

Липшев Вячеслав Юрьевич

Пичугин Сергей Евгеньевич

Яновский Владислав Николаевич.

Похороны состоялись в понедельник 12 августа. Церемония прощания прошла во Дворце культуры РФЯЦ – ВНИИЭФ. Провожать пришел почти весь Саров.

В официальном обращении (трансляция была на сайте sarov.info) директор РФЯЦ – ВНИЭФ Валентин Костюков назвал погибших национальными героями.

«Мы сделаем все, чтобы память о них жила, и окажем всю необходимую помощь их семьям. А через год, я думаю, мы откроем памятник испытателям. Испытатели в таком виде деятельности всегда были элитой ядерного центра, потому что через их руки проходят все идеи, мысли и все изделия, которые они проверяют в невероятных условиях, – сказал Валентин Костюков. – К испытаниям в акватории Белого моря мы готовились серьезно около года: создали стенды, провели аттестацию, серьезный инструктаж, сделали оборудование, программы, методики… Казалось бы, все предусмотрели. Но ситуация пошла по внештатному варианту. Не получилось все предусмотреть, цепь трагических случайностей.

Работает государственная комиссия по расследованию аварии, и будут сделаны соответствующие выводы.

Отмечу высочайшие гражданские качества тех, кого с нами уже нет. Они неоднократно участвовали в других подобных работах и всегда получали положительный результат. Но в этот раз произошел набор непрогнозируемых неопределенностей. Хотя, по предварительным данным, мы видим, что испытатели боролись, чтобы взять ситуацию в свои руки».

«Особенно тяжело терять близких друзей, товарищей нашего полигонного братства, – говорит заместитель научного руководителя Федерального ядерного центра в Сарове Александр Чернышев. – С самых первых дней существования ядерного центра, тогда КБ-11, здесь был организован полный цикл работ от теории до испытания. Это необходимый элемент создания новой техники. В вопросах безопасности, а ее фундамент заложил основатель ядерного центра Юлий Харитон, который 46 лет в нашей стране отвечал за ядерное оружие, сложилась не только школа, но и целая культура таких работ. В документах каждого изделия, идущего на испытания, есть разделы обеспечения безопасности и сценарий аварийной ситуации, и мы очень серьезно большими группами работаем над этими направлениями».

«То, что произошло в Белом море, это непрогнозируемый сценарий. Да, было радиационное превышение фона в два раза, но оно длилось в течение часа, и никаких остаточных радиоактивных загрязнений нет! Этого не зафиксировали ни наши, ни внешние эксперты», – заключил Чернышев.

Справка

Поясним со ссылкой на источники в Архангельской области. 8 августа начальник отдела гражданской защиты администрации Северодвинска Валентин Магомедов сообщил, что городские датчики автоматизированной системы контроля радиационной и метеорологической обстановки зафиксировали кратковременное повышение радиационного фона – максимальное достигнутое значение 2 микрозиверта в час при допустимых 0,6 микрозиверта. С 11:50 до 12:30 началось снижение радиационного фона, как говорили на сайте администрации Северодвинска, и по состоянию на 14:00 показания датчиков не превышали уже 0,11 микрозиверта в час.

Впрочем, характер загрязнения не конкретизирован: какого вида изотопы были в воздухе, почему фон быстро пришел в норму? Специалистам остается только гадать – либо облако ушло, может быть, под воду, либо элементы быстро распались.

Неясным остается и то, какого рода работы проводились на морской платформе – гражданского или военного характера?

Вячеслав Соловьев, научный руководитель РФЯЦ, отметил что ядерный центр давно занимается и направлениями фундаментального характера, и разработками в интересах минобороны и гражданских отраслей, в том числе созданием новых источников энергии – тепловой, электрической с использованием радиоактивных, в том числе делящихся, материалов. «Сегодня малогабаритные источники необходимы и для космоса, и для отдаленных арктических районов, – пояснил он. – Американцы в рамках своей программы испытали недавно один такой малогабаритный реактор мощностью в несколько киловатт. Мы сейчас разбираемся в причинах произошедшей аварии, анализируем всю цепь роковых обстоятельств, чтобы не только понять и оценить масштаб случившегося, но и исключить возможность подобных ситуаций в дальнейшем. Это ключевая задача, которая стоит перед нами, и, думаю, мы с ней справимся».

«Мы, Росатом, представили в администрацию президента документы на награждение наших испытателей», – добавляет Валентин Костюков.

Отметим, что директору РФЯЦ – ВНИИЭФ Валентину Костюкову 12 августа исполнилось 70 лет, разумеется, все юбилейные мероприятия были отменены.

Подробности испытаний на военном полигоне в Белом море мы, возможно, никогда не узнаем.

Патриарх Кирилл в письме к директору РФЯЦ-ВНИИЭФ Валентину Костюкову, которое было опубликовано в понедельник на официальном сайте Московской патриархии, передал слова сочувствия семьям погибших при ЧП в Архангельской области сотрудников Саровского ядерного центра: «Прошу Вас передать мои слова искреннего сочувствия тем, кто потерял в результате трагедии родных и близких. Нижегородская митрополия Русской православной церкви, со своей стороны, готова оказать необходимую духовную помощь и поддержку семьям погибших, а также всем людям, которые сейчас нуждаются в особой заботе и внимании».