Нижегородское правительство стабилизировало ситуацию в экономике

Регион продемонстрировал мобилизационную готовность экономики

Регион продемонстрировал мобилизационную готовность экономики
Фото Андрея Абрамова

Важнейшее событие, определившее в уходящем году жизнь как Нижегородской области и России в целом, так и всего мира, – эпидемия новой коронавирусной инфекции. Это был большой вызов и здравоохранению, и государственным структурам, и экономике, и обществу, потому что коснулось почти всех.

Чтобы оценить серьезность влияния пандемии на мировую экономику, достаточно вспомнить, что в 2008 году, когда все говорили «кризис, кризис, кризис!», мировой ВВП вырос на 1,8 процента – гораздо меньше, чем в предыдущие годы, но вырос. И только в 2009 году было отмечено снижение на 2,3 процента.

Если же говорить про уходящий год, то по оценке, сделанной в начале декабря Организацией экономического сотрудничества и развития, мировой ВВП должен упасть на 4,4 процента. А по оценке Всемирного банка – на 5,2 процента. Причем оба прогноза были сделаны до того, как под влиянием второй волны пандемии в Европе начались массовые локдауны. Так что реальный итог должен оказаться еще хуже.

И это не просто рецессия, когда экономические показатели упали и люди стали получать меньше – по кому-то это сильно ударило, а кто-то, напротив, стал зарабатывать больше. Произошли очень серьезные сдвиги и в жизни людей, и в их поведении, и соответственно в спросе. Все это вызвало фундаментальные сдвиги в экономике.

И это коснулось совершенно неожиданных отраслей. Скажем, какая-то компьютерная игра была снята с распространения, поскольку она идет только на новых, более производительных видеокартах, а видеоприставки нового поколения сейчас не производятся, поскольку AMD не в состоянии выпускать нужное количество необходимых для этого микросхем. В свою очередь, AMD не может полностью обеспечить эту потребность, поскольку в мире резко вырос спрос на компьютеры.

Так, в России компьютерная отрасль за прошедший год выросла на 35 процентов. А процессоры для нее выпускаются за рубежом, в том числе на Тайване. Необходимость работать удаленно, учиться через Zoom и другие видеоплатформы привела к тому, что люди стали покупать больше компьютеров. И это произошло синхронно во всем мире. Вдруг оказалось, что пострадали направления, которые никак на коронавирус не завязаны, – как в случае с той же игрой, которая должна бы лучше продаваться, поскольку люди сидят дома. Что уж говорить о туристической отрасли, искусстве, культуре, индустрии развлечений, спорте.

Перед мощным вызовом оказалось образование. С одной стороны, за дистанционным образованием большое будущее, с другой – здесь и сейчас система образования оказалась не готова перейти на дистанционку и использовать все ее плюсы. А минусы хлебнула полной мерой.

Я уже не говорю о том, как дорого обошлась неготовность к новым вызовам медицины. Да, в России сравнительно с Великобританией, Испанией и Италией все было довольно благополучно. Тем не менее мы потеряли многие жизни – и не только погибших от ковида и вызванных им осложнений, но и тех, кого медики не смогли вылечить от других серьезных болезней просто из-за нехватки ресурсов.

Сейчас мы дождались начала вакцинации, но, к сожалению, хотя мы одними из первых разработали вакцину, непонятно, как быстро она дойдет до конкретного жителя России. У нас нет такой мощной фармацевтической промышленности, которая могла бы в кратчайшие сроки выпустить 150 миллионов доз вакцины. Боюсь, процесс вакцинации у нас закончится не очень быстро.

В плюсы 2020 года можно записать то, что наша система здравоохранения все-таки выдержала. По статистике заболеваемости и смертности от COVID-19 мы выглядим не очень плохо, и это заслуга нашей медицины, самоотверженно работающих врачей.

Если в начале коронавирусной истории мы в отдельные дни оказывались на третьем месте по числу выявленных заболевших на сто тысяч населения, то сейчас мы опустились в середину списка. Ситуацию удалось стабилизировать. Осталось дождаться массовой вакцинации.

Экономика России просела не так сильно, как в других странах, в той же Европе. Хотя во многом это объясняется различием в структуре экономики – там больше доля малого и среднего бизнеса, сферы услуг, по которым пандемия ударила сильнее. Крупные промышленные предприятия в этом смысле легче пережили эту ситуацию. В России же, а особенно в Нижегородской области, большая часть экономики приходится на крупные производственные предприятия.

Что касается нашего региона, стоит также отметить, что Нижегородская область продемонстрировала мобилизационную готовность экономики: у нас было оперативно налажено производство масок, приборов для обеззараживания воздуха.

В дополнение к федеральным мерам поддержки бизнеса в нашем регионе довольно оперативно предпринимались определенные шаги на областном уровне.

Нижегородские вузы, несмотря на все проблемы, прошли историю с дистанционным образованием хорошо, не оставив без внимания и студентов из других стран, которые не могли приехать ввиду закрытия границ.

Из «обычной» жизни можно вспомнить спуск впервые за долгие годы на воду современного пассажирского лайнера очень авангардного вида, построенного на «Красном Сормове». Это возрождение компетенций предприятия и в целом судостроительной отрасли. Сюда же можно отнести и выпуск уже нескольких судов на подводных крыльях.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №1 от 30 декабря 2020

Заголовок в газете: Ситуацию удалось стабилизировать