Николай Луганский: «Меня привлекает то, что мало меняется»

Концерт прошел с аншлагом

11.12.2019 в 17:53, просмотров: 754
Николай Луганский: «Меня привлекает то, что мало меняется»

В конце ноября в Нижегородской филармонии выступил пианист профессор Московской консерватории имени Чайковского, народный артист РФ Николай Луганский. Нечасто этот известный музыкант гостит на нашей сцене, поэтому для нижегородской публики был так важен его приезд. Перед концертом, прошедшим с аншлагом и завершившимся овацией зала, он ответил на наши вопросы.

– Николай Львович, когда пришло понимание, что вы будете играть в основном романтическую музыку?

– Я думаю, мне и сейчас это непонятно. В юном возрасте я был больше известен как исполнитель классической музыки. Когда молодой русский музыкант начинает много выступать за границей, в первую очередь его просят сыграть русскую романтическую музыку: Рахманинова, Скрябина, Чайковского, а потом уже западных композиторов. Но я не могу однозначно сказать, что привязан к этой эпохе.

– Как происходит выбор произведений для выступлений?

– Как и у многих исполнителей, он часто связан с тем, что играется вокруг. Ближайший сольный концерт я играл в Корее, затем будут выступления в Лиссабоне и Москве. Везде программы чуть-чуть отличаются, но общая канва единая. У пианистов просто безбрежный репертуар – огромное количество великой музыки. В следующем году – это связано с юбилеем композитора – я буду много играть Бетховена. Где-то это заказ, но что-то я и сам давно хотел исполнить.

– Прежде вы выступали на нашей сцене восемь лет назад. С чем связан такой перерыв?

– Восемь лет – это именно для филармонии. Я всегда охотно отзываюсь на приглашения. Видимо, что-то не сложилось. Однажды я приезжал в Нижний Новгород по довольно любопытному поводу. Здесь проходил чемпионат по шахматам, где на открытии выступали я и виолончелист Александр Князев. Это происходило в усадьбе Рукавишниковых. Мы друг с другом изредка играем в шахматы. Среди музыкантов эта игра довольно популярная. Хотя некоторых участников чемпионата я знаю лично.

Нижегородский кремль безумно красив, но я могу только пожелать, чтобы в Нижнем Новгороде был построен новый концертный зал. Я так понимаю, что надежды на это есть. Во многих крупных городах России они уже появились, и я не сомневаюсь, что в четвертом по величине городе страны он обязательно будет. Но пока я играю в Кремле, где зал очень непростой, а с другой стороны, расположен он просто замечательно.

– Не испытаете ли вы пресыщенность от исполнения наиболее популярных произведений романтического репертуара? Ведь сейчас многие исполнители пошли по пути поиска малоизвестных сочинений.

– Нет. Специально какие-то раритеты я не играю. У меня нет такой цели. Когда я встречаюсь с музыкой: современной, XIX и начала ХХ века, известной или не очень, – в моем случае важно, насколько она меня захватила. Никогда не обращал внимания, популярна она или нет, и принципиально редкие произведения не отыскивал.

– Название абонемента, в рамках которого проходит ваше выступление, «Шедевры трех веков». За последние столетия мир вокруг нас изменился, но форма исполнения классических произведений и сами концерты в целом остались теми же. Будут ли новации в музыкальном мире в ближайшем будущем?

– Я не пророк и не социолог и статистику не веду, но все-таки что-то меняется. Вообще жанр фортепианного сольного концерта возник довольно поздно – в середине XIX века. Раньше, например, все играли во фраке, а сейчас – практически никто. Мир изменился немыслимо: скорость передвижения, передача информации, телевидение, интернет. Несмотря на это, есть какие-то главные вещи в жизни: любовь, ненависть, восход или закат солнца, взаимоотношения матери и ребенка, которые остаются такими же, как и прежде. Это же меня привлекает и в классической музыке. К ней человек любого возраста обращается для радости, утешения, переживания – так же, как и сто, и двести лет назад. И это, по-моему, замечательно.

Мне кажутся нарочитыми и напрасными поиски: как обновить формат и завлечь слушателя. Чем больше прекрасной музыки будет звучать в хорошем исполнении, тем выше шанс, что публика увеличится. Хотя есть некоторые интересные попытки. Французский организатор Рене Мартен, к примеру, устраивает фестиваль «Безумные дни» – это серия коротких концертов, которые идут с девяти утра до полуночи в огромных конгресс-центрах, где есть много залов разного размера. В один день их может быть до сотни. Билеты очень дешевые. Начинался он в городе Нанте, продолжился в Бильбао, Рио-де-Жанейро, Токио, Варшаве. И в России он проходит каждый год в Екатеринбурге. Я уже несколько лет в этом не участвую, но раньше бывал. Это непросто для исполнителя – нет времени для репетиций, но привлекательно для новой аудитории. Из наших исполнителей, думаю, с Денисом Мацуевым пришла какая-то новая публика. Когда все получается естественно, это можно только приветствовать. Но специально придумывать, что бы еще такое изобрести, мне кажется, делать не нужно.

Ольга ПЛАКСУНОВА.

Фото Дмитрия КОСОЛАПОВА, предоставлено пресс-службой филармонии.


|