Концерт «Музыка девяти открыток» состоялся в Арсенале

25.12.2018 в 12:05, просмотров: 290

Вечером перед концертом хлопьями густо валил снег. Я сидела в кафе, смотрела в окно на городской пейзаж, будто сошедший с рождественской открытки, и чувствовала, как за глазницами островками появляются предвестники головной боли. Идти никуда не хотелось, но есть такое слово «надо», и я буквально вытащила себя из уютного полумрака кофейни на улицу, навстречу боли и музыке.

Концерт «Музыка девяти открыток» состоялся в Арсенале
Фото: Алексей Шевцов

Первые два трека я бездарно проспала. Ну а кто бы на моем месте не? В зале полная темнота, только где-то впереди на черном квадрате экрана тонкие женские руки под тихую медитативную музыку засыпают белую рамку белым-белым песком.

Когда я открыла глаза, рамка уже была засыпана песком полностью, а примерно треть ее фигурно выложена сухим серо-коричневым мхом. Я осторожно покрутила головой, опасаясь вспышек боли, но нет, голова прошла. Совсем. Боясь поверить своему счастью, я малодушно подумала, не заснуть ли мне снова, раз уж сочетание этой прекрасной музыки и необычного перформанса так целительно действует на мой организм, но спать не хотелось. А на экране продолжало твориться волшебство, и называлось оно «Сад открыток».

Собственно, творилось оно не только на экране, а прямо на сцене среди музыкантов художница Ольга Бородина под треки одного из пионеров японской электронной музыки Хироши Йошимура создавала сад камней, а мы, слушатели, уже видели онлайн-трансляцию этого процесса на большом экране. Абсолютно гипнотическое зрелище, скажу я вам, когда прямо у тебя на глазах из песка, камней, мха и воды рождается упорядоченная красота, которая в отличие от настоящих ландшафтных садов камней недолговечна, тем не менее очень созвучна японской же философии икегай.

– Вообще эмбиент, стиль музыки, в котором написаны «девять открыток», это ни разу не японское изобретение, – говорит Ксения Ануфриева, музыковед, куратор музыкальных программ Арсенала. – Тема эмбиента возникает в 1970–1980 годы и связывается с именем Брайана Ино, британского композитора. Эмбиент – это музыка, заполняющая пространство, музыка «здесь и сейчас», создающая ambiance (англ. «обстановка», «атмосфера», «среда»). Это не та музыка, которую целенаправленно слушают, она сопровождает человека в пространстве и почти на уровне подсознания создает определенный настрой. И вот очень интересно наблюдать, насколько это, в общем-то, европейское изобретение здорово ложится на японскую эстетику и как взаимодействует с японской культурной традицией в целом.

Первый альбом Хироши Йошимура «Музыка девяти открыток» был написан достаточно давно, в 1982-м, но, по словам Ивана Бушуева, флейтиста музыкального коллектива МАСМ, сквозь призму простоты и минимума средств в его работе прослушивается архитектурная и очень глубоко выстроенная структура. Поэтому Иван и взялся за обработку именно этого произведения композитора, переложил все треки для живых инструментов и четырех синтезаторов. «Таким образом, альбом получил новую жизнь, своего рода перерождение, новые смыслы», – считает Иван Бушуев.

Проект получился многослойным. Тут и музыка, авторская версия Бушуева, где он дополняет оригинальный вариант, в котором звучали только синтезаторы, живыми инструментами. С другой стороны – видеоперформанс, происходящий и вживую, и на большом экране. Плюс к этому Ольга Бороздина специально для проекта сделала своеобразные иллюстрации, девять настоящих открыток – ровно по числу треков. Ольга признается, что при создании открыток ориентировалась не столько на музыку, сколько на названия треков, ну и фантазии художника никто, конечно, не отменял.

Больше всего лично мне нравятся две открытки-«копии», соответствующие им треки называются «Копия воды» (Water Copy) и «Копия льда» (Ice Copy). На копии воды тушью и акварелью нарисован просто куст с ягодками под дождем, ничего особенного, но очень трогательно, а вот вторая копия – льда – завораживает именно своей историей, поскольку то, что мы видим на картинке, это не тающий лед, как могло бы показаться. На самом деле это кристаллы соли, в которые добавлено немного цвета и масла. Идея проста и лаконична: это не настоящий лед, как гласит название трека, а его копия.

Трек «Городской снег» (Urban Snow), единственный, в котором появляется вокал – голос, монотонно повторяющий в микрофон с ревербератором: Snow. It's Tokio, – получил и самую сложную открытку. «Геометричный нежный завод» – вот что хотел увидеть Иван Бушуев в качестве иллюстрации к этому треку. Сначала изображение было сделано в цифровом формате, после чего распечатано и разрезано на фрагменты, чтобы его можно было собирать как пазл. В финале был сделан стоп-кадр с летящим пенопластом вместо снега. Тоже такая своеобразная копия.

Открытки можно было после концерта купить в магазине Арсенала. И я, как завороженная, унесла стопочку из девяти картинок на память о чудесном исцелении живой силой искусства.