200-летие со дня рождения Мариуса Петипа отметили в нижегородском оперном театре

31.05.2018 в 18:43, просмотров: 623

Если спросить у иностранцев про их ассоциации с Россией, то те, кто покультурнее, третьим или четвертым пунктом обязательно назовут русский балет (после матрешек, борща и Анны Карениной). Русский человек в связи с балетом вспомнит звезд Анну Павлову с ее умирающим лебедем, Галину Уланову – Жизель, Кармен Майи Плисецкой. Ну, может, по некотором размышлении – Дягилевские сезоны. А ведь было еще и французское имя в русском балете – Мариус Петипа.

200-летие со дня рождения Мариуса Петипа отметили в нижегородском оперном театре
"Привал кавалерии" Фото: Ирина Гладунко

Сегодня между именем Петипа и мировым классическим балетным наследием, можно сказать, стоит знак равенства. Он считается если не автором, то редактором всех сохранившихся до наших дней популярных балетов XIX века, за исключением датской «Сильфиды» Бурнонвиля.

Петипа создал больше 60 оригинальных спектаклей, 20 редакций существующих на тот момент и танцы в десятках опер, но самое главное – современную систему классического балета. Сам он не был ни гениальным танцовщиком, ни постановщиком-авангардистом, не привнес в балет практически ничего принципиально нового. Его даже упрекали в заимствованиях у Жюля Перро и Артюра Сен-Леона. Петипа и не скрывал, что ходил на уроки к Христиану Иогансону, чтобы поживиться оригинальными хореографическими фразами. Но он проделал колоссальную работу: за те 40 лет, которые он возглавлял балет петербургских императорских театров, обобщил и синтезировал весь опыт, накопленный мировым балетом за 200 лет его профессионального существования.

Больше ста лет на всех сценах мира идут спектакли, создатели которых ссылаются на хореографию Петипа, но хранящиеся в библиотеке Гарвардского университета записи его спектаклей свидетельствуют о том, что даже эталонные петербургские редакции были изменены местами до неузнаваемости. Эти записи пролежали в Гарварде до начала XXI века практически без внимания практиков и теоретиков, но теперь все изменилось. Реконструировать хореографию Петипа стало модно. Например, к 200-летию со дня рождения мастера Мариинский театр поставил реконструкцию классического спектакля «Спящая красавица». К ней, по легенде, хореограф диктовал Чайковскому, какую музыку к какому танцу ему надо написать.

В Нижнем Новгороде тоже не обошли вниманием юбилей великого мастера, в нашем городе он еще замечательным образом совпал с 25-летним юбилеем хореографического отделения Нижегородского театрального училища имени Евстигнеева. Двойной праздник отметили роскошным хореографическим концертом в двух отделениях, где первое отделение полностью было отдано под реконструкцию балета-шутки Мариуса Ивановича на музыку И. Армсгеймера «Привал кавалерии».

Балет был создан в 1896 году к бенефису дочери Марии Петипа, недаром имя главной героини тоже Мария. «Веселая бытовая картинка», как писала тогдашняя пресса, характерный танец и классика.

"Корсар"

Солисты театра оперы и балета имени А. С. Пушкина продемонстрировали здесь себя во всем блеске. Глядя на прыжки и фуэте Артема Зрелова, в моей голове кроме восхищения помещался только один вопрос: как? Было ощущение, что танцовщик знает какой-то секрет преодоления гравитации. Хореография Мариуса Ивановича была восстановлена Петром Гусевым в 1975 году, а постановка балета была сделана специально для этого юбилейного вечера балетмейстером-постановщиком и идейным вдохновителем проекта Татьяной Толстухиной.

«Хореография концерта состоит полностью из хореографии Мариуса Петипа, восстановленной, реконструированной по крупицам, по рисункам. Кое-что идет в других театрах, но практически вся программа представлена на нашей сцене впервые. Самый старый реконструированный танец – это пляска шута. Она с Дягилевских сезонов исполняется вообще впервые», – рассказала Татьяна Толстухина во время генеральной репетиции концерта.

В этом коротком номере квинтэссенция хореографии Петипа – виртуозность, образность и любовь к русскому танцу. Танец был восстановлен Татьяной Толстухиной по мутной черно-белой затертой записи с тех самых Дягилевских сезонов. К сожалению, танец шута – единственное, что сохранилось от балета «Млада» на музыку Л. Минкуса. Но записи Петипа свидетельствуют, что он пытался создать истинно славянский балет, изучив для этого славянскую мифологию и верования древних славян. С его абсолютной лингвистической несостоятельностью (Мариус Иванович так и не осилил изучение русского языка, до самой смерти предпочитая говорить и писать по-французски) это было явно нелегко.

Пляска шута из балета «Млада» исполнялась во втором отделении, дивертисменте, состоявшем из нескольких разноплановых номеров. Тут был и танец саботьер из балета П. Гертель «Тщетная предосторожность», и фрагмент балета Р. Дриго «Пробуждение Флоры», впервые представленный Петипа в 1894 году в Петергофе на бракосочетании великого князя Александра Михайловича и великой княжны Ксении Александровны, и менуэт из оперы Моцарта «Дон Жуан», но лично для меня было открытием, что 15 минутное pas de deux может полностью оттанцеваться под непрекращающиеся аплодисменты. Это я сейчас о pas de deux из балета Ц. Пуни «Корсар».

Кроме солистов балета нашего театра в концерте, посвященном двойному юбилею, приняли участие студенты хореографического отделения. «Даже вот эти совсем маленькие тоже ваши студенты?» – не могла поверить я. «Конечно, они приходят к нам после третьего класса, в 10 лет», – улыбается мне педагог-репетитор заслуженный артист РФ Сергей Куракин. Он в гриме, с бородой и бакенбардами – не отличить от портрета, украшающего сцену. Мариус Петипа собственной персоной, живее всех живых: «25 лет нашему хореографическому училищу, хотелось показать всех».

"Пробуждение флоры"

Крошки 10–12 лет от роду заняты практически во всех номерах второго отделения. Танцуют наравне со взрослыми, состоявшимися артистами балета, так же технично и серьезно. Они совсем как настоящие, только ростом пока по пояс взрослым. «Дети растут на классике, на хореографии Петипа. Здесь детишки совсем маленькие, которые впервые в жизни вышли на академическую сцену, это очень ответственный момент для них, – Татьяна Толстухина заметно переживает за своих подопечных и вообще выглядит очень взволнованной и уставшей, но вместе с этим не устает повторять, что счастлива: – У меня не было более счастливой работы, потому что я работаю с прекрасными артистами, которые тоже с огромным удовольствием работали над этой программой. Среди них множество моих выпускников, выпускников нашего отделения, уже давно работающих, артистов нашего театра. И конечно, прекрасный материал».

И концерт получился тоже прекрасный. Его создатели надеются, что он останется в репертуаре театра, и я тоже подержу за них пальцы скрещенными, потому что будет очень жаль, если результат такой колоссальной работы, творческого вдохновения и созидания, показанный один раз, будет забыт и заброшен.