Как живут нижегородские малые театры

02.03.2018 в 18:38, просмотров: 1161

«Пойдем в воскресенье на “Пилораму+” в Центр театрального мастерства?» – зовет одна подруга. «Мы с мужем 14 февраля идем на “Разговоры влюбленных” в “Маяковку, 10”», – хвастается другая. И даже зайдя в любимую маффинную за черносмородиновыми кексами, я получаю приглашение на спектакль. «В “Юлу”? – изумляюсь. – Это же пиццерия. Какой театр?» Оказывается там проходит целый театральный фестиваль «Ради любви», приуроченный ко Дню всех влюбленных.

Как живут нижегородские малые театры
Фото: Алексей Шеянов

«Это не то чтобы театральная площадка. Просто было помещение, в котором мы решили провести спектакли, – говорит Евгений Тарасов, арт-директор “Юлы”. – Был такой порыв: дать людям театр в нестандартном формате».

Я зашла поговорить с организаторами в день, когда в фестивальной программе стоял спектакль «Мясо снегиря» – совместный проект Льва Харламова и Александра Калугина. Давно мечтала посмотреть этот спектакль, но что-то все время не складывалось. И вот представьте: слегка затемненный двухэтажный лофт, никакого намека на сцену, из декораций только видавший виды стол, пара стульев и крепежные шнуры, на которых бельевыми прищепками фиксируются портреты девушек в стиле поп-арт. А потом тебя неожиданно затягивает в круговорот историй, которые актер не рассказывает – проживает вместе со зрителем. Ощущение вовлеченности, обусловленное, несомненно, талантом актера и постановщика, усиливается тем, что действие происходит на расстоянии вытянутой руки. Нет дистанции сцены, зритель слышит дыхание актера, до него долетают брызги от сырых постеров, а слетающие прищепки, того и гляди, упадут прямо в руки.

«Спектакль “Мясо снегиря” намеренно сделан так, чтобы играть его можно было в любом пространстве. Это принципиальный момент», – объяснил мне актер, режиссер и педагог Лев Харламов после спектакля. Я попросила рассказать о частных театральных инициативах в Нижнем Новгороде.

«Камерных театров у нас в городе всегда было некоторое количество, – сразу удивил он. – Лет примерно 27 назад появился “Маленький театр” Натальи Заякиной, главным режиссером в котором был Александр Сучков».

Театр просуществовал до 2003 года и все 12 лет ждал от города какой-то поддержки. Им обещали помещение, какие-то льготы, но ничего не происходило. Наконец, Наталье Ивановне это все надоело, и она уехала в «Ленком» по приглашению Марка Захарова.

«Моя профессиональная юность прошла под знаком “Маленького театра”. Он делал самые интеллектуальные спектакли в городе, и для меня между камерным театром и интеллектуальным театром стал стоять знак равенства, – улыбается воспоминаниям Лев. – Как только “Маленький театр” прекратил свое существование, мы с Олегом Шапковым сделали спектакль “Что случилось в зоопарке”».

Спектакль этот сразу взял гран-при на самом престижном на тот момент фестивале камерных театров «Камерата», и… надо было что-то написать в дипломе, как-то назвать победителя – так в Нижнем появился театр одновременной игры «Зоопарк». Театр быстро стал очень успешным, постепенно начали появляться новые спектакли. «Сначала было тяжело финансово, но со временем мы раскрутились и поняли вот какую важную вещь: камерный, интеллектуальный, частный театр может существовать на самоокупаемости в смысле проката, но в плане постановки новых спектаклей – нет».

Здесь надо пояснить, что камерный, интеллектуальный, частный – это три характеристики театра малых форм, между которыми совершенно не обязательно должен стоять знак равенства. Просто в Нижнем Новгороде так исторически сложилось, что камерный – театр для небольшого количества зрителей, одновременно является интеллектуальным, для довольно узкого сегмента, и частным, то есть не государственным.

Изначально высокую планку задал «Маленький театр» Натальи Заякиной, ее через 12 лет на том же уровне поддержал «Зоопарк», а еще через 12 лет Александр Сучков, побуждаемый своим учеником – актером театра «Комедiя» Евгением Пыхтиным, принял решение возродить «Маленький театр» и поставил спектакль «Машинистки».

Вот такая цикличность. Но опять, как за 24 года до этого у «Маленького театра» Натальи Заякиной и за 12 лет у «Зоопарка», у театра Александра Сучкова остро встал вопрос площадок.

«Только малая сцена ТЮЗа и Дом актера. В Доме актера на тот момент не было театрального света, а ТЮЗ давал нам играть раз в два месяца. А раз в два месяца театр существовать не может», – рассказывает худрук ЦТМ актер театра «Комедiя» Евгений Пыхтин.

А потом почти случайно ему предложили посмотреть помещение в Нижполиграфе, и оно неожиданно оказалось подходящим. Были, конечно, сомнения, как его содержать: центр города, все очень дорого. Но Пыхтин, по собственному признанию, «психанул» и подписал договор аренды.

Так у нас в городе два года назад появилась независимая театральная площадка ЦТМ (Центр театрального мастерства), которая открыла возможность для всех профессиональных камерных театров Нижнего играть свои постановки для своего зрителя.

Параллельно на базе литературного кафе «Безухов» возник проект «Драма Talk», между текстом и театром, читки современной драматургии. Поначалу и актеры, и режиссеры очень боялись работать в кафе-ресторанах, но постепенно благодаря «Драме Talk» появилось понимание, что, может, не так уж и нужна сцена, подъем, освещение, что спектакли можно делать и в других условиях. «Мясо снегиря» – как раз пример такого спектакля.

Таким образом, получается, что тот подъем, который заметен активному нижегородскому зрителю, обусловлен не ростом количества камерных театров, а, с одной стороны, их сосредоточенностью в одном месте, в ЦТМ, а с другой – готовностью актеров играть в нестандартных пространствах. Те же люди, просто в другом антураже, но все в тех же стесненных условиях.

«Нижнего Новгорода нет на театральной карте страны», – утверждает Евгений Пыхтин. А все почему?

«Нужно финансирование», – обтекаемо объясняет Лев Харламов. «Нужны спонсоры и меценаты», – уже более прямо говорит Евгений Пыхтин. Но конкретнее всех высказался Олег Шапков, актер театра драмы и второй создатель театра «Зоопарк»: «Выкатывал бы город грант, достаточный на постановку спектакля, а остальные бы соревновались. Форм же много: фестиваль, лаборатория – масса вариантов».

И действительно, 300–500 тысяч рублей – сумма, достаточная для постановки спектакля, – не такая большая цифра в рамках города, почему бы не дать шанс перспективным режиссерам, прекрасным нижегородским актерам, а в итоге всем нижегородцам? Шанс на существование качественного камерного театра в нашем прекрасном городе. Ради театра. Ради любви.