Почему нижегородская Стрелка – тот самый невозобновляемый ресурс

13.12.2017 в 16:17, просмотров: 56748

Со временем стало ясно: размещая стадион на Стрелке, никто не предполагал, какие последствия это за собой повлечет. На первых эскизах – только гигантские «бублики» в обрамлении зелени и каких-то площадок. Потом понадобилось проложить магистраль, урезать мечты о цивилизованной набережной, вытравить память о целом столетии нижегородской истории, когда порт был воротами обмена и благосостояния.

Почему нижегородская Стрелка – тот самый невозобновляемый ресурс
Фрагмент проекта архитектора Сергея Туманина: во что можно было превратить склады на Оке

Открытие происхождения металлических конструкций пакгаузов на Стрелке показало, что относиться к этой территории лишь как к потенциальной строительной площадке – нечестно. Хотя и объяснимо: порт был закрытой зоной: все тайны – под замком. Особенность этого места – всегда на виду, второе по упоминаниям и значимости после кремля, но недоступное, со скрытым смыслом. Зачем и кому его раскрывать, искать второе дно, расчищать по слоям, если уже есть массивная определенность – стадион?

Стадион действительно почти есть. В преддверии ЧМ-2018 с ним связаны большие надежды. Не важно, что он в полтора раза меньше и в полтора – дороже нового бразильского, про его содержание уже сказано: миллион в день из бюджета города. Также не важно, что современные города давно стараются не строить стадионы в центре, выводят с их огромной инфраструктурой и требованиями безопасности куда подальше. Так, Мадрид сделал парк у реки на месте футбольного стадиона, Мюнхен сразу – после активного сопротивления горожан – начал возводить «Альянц Арену» на окраине, наш побратим – Филадельфия проводит матчи далеко от городских кварталов.

Кстати, Филадельфия, судя по качеству новостроек, может позволить себе больше Нижнего. Однако решила сохранить военную гавань – со старыми «сараями», всячески подчеркнув в модернизированном облике историческое происхождение. Даже старую надпись над воротами оставила – чем-то очень похожую на «Горьковский порт». Ворота открыты для всех – за ними офисы, галереи, клубы. Этот филадельфийский Navy Yard – средство в конкуренции с тем же Нью-Йорком.

Дело не в дремучей провинциальности, а в осознании своей идентичности, точном следовании принципам развития. Что это за принципы? В глобальном мире, где многое выкраивается под копирку, важно сохранять индивидуальное – как «хрупкий, значимый и невозобновляемый ресурс для настоящего и будущих поколений людей». Наследие – «ключевой аспект процесса развития» – записано в документах ЮНЕСКО.

И как бы мы ни гордились стадионом – ФИФА еще наштампует подобных оболочек по всему миру. А вот «порт пяти морей», «столица Волги» – единичная продукция. И чем богаче город, тем он многослойнее, разнообразнее – под разные запросы и вкусы. Благо по правилам к памятникам может быть причислен объект старше 50 лет. А стратегии капитализации объектов культурного наследия предполагают работу с самыми разными памятниками – от усадеб до фабрик. К слову, знаменитая Стамбульская биеннале современного искусства проходит в бывших портовых складах. Так и развивается туризм – массовый и индивидуальный.

Похоже, «золотой век» Нижнего Новгорода – в прошлом. Монреаль 30 лет расплачивался за объекты Олимпиады. 55 лет понадобилось Берлину, чтобы стать третьим (после Лондона и Парижа) туристически привлекательным городом Европы. 179 миллионов тратит Нижний на временное благоустройство к ЧМ-2018, притом, что в будущем году территория Стрелки будет стоять за забором. Даже подземные коммуникации на Стрелке выкорчеваны на металлолом, новой инфраструктуры нет, рекультивации почвы не будет (под стадионом, конечно, сделана) – на утрамбованном шлаке и песке, пропитанных всеми сливами промзоны, на тонком слое посадят цветочки. Продержится ли это до прихода очень крупного и могущественного инвестора, вдруг возмечтавшего одарить Нижний каким-нибудь «Зарядьем» за неофициальные 23 млрд рублей? И, кстати, где город возьмет деньги после мундиаля на подготовку участка для встречи девелопера?

Общественники из «Открытой Стрелки» тем и занимаются, что ставят вопросы, ищут ответы. Например, зачем нужно было сносить склады по Оке, если только возведение подобных конструкций стоит около 500 миллионов рублей? Фасады можно было заменить, аварийное состояние – симптом нежелания решать технические вопросы. Варианты использования – гибкие, по потребностям и ситуации. Несколько проектных семинаров, конференция, выставки показали, что Стрелка – тот самый невозобновляемый ресурс, который можно было использовать, внося необходимые изменения постепенно, настраивая территорию как по камертону – на интересы разных людей. Можно, если думать о коммуникации, открытом сотрудничестве – все реновации промзон именно об этом. Правда, в таком случае пришлось бы объяснять обоснование всех расходов да еще публично отчитываться по ним…

Есть еще принципиальное понятие – «устойчивое развитие». Оно как раз – про эволюционный, осознанный рост, без тотальных зачисток, «датских» вливаний и кратковременных успехов. Жаль, по рейтингу устойчивого развития Нижний Новгород – где-то в пятой десятке по стране.


|