Как изменилась организация российской науки за последние 10 лет

Настоящая наука не знает границ

08.02.2017 в 15:01, просмотров: 1615

Наука – это специфическая форма познания, которая имеет жесткие законы и никогда не игнорирует предыдущий опыт, даже отрицательный. И главное – она ориентирована на практику. Самые абстрактные концепции призваны что-то изменить в реальной жизни.

Как изменилась организация российской науки за последние 10 лет
Е. В. Чупрунов, профессор, ректор Университета Лобачевского

Перечисленные элементы лежат в основе любой подлинно научной работы. Но есть у нее еще одна особенность – наукой надо заниматься профессионально. Лет 300 назад гениальные открытия совершали одиночки. Майкл Фарадей, живший на рубеже XVIII–XIX веков, не имея высшего образования, «руками» открыл почти все законы электромагнетизма, который затем сформулировал в уравнениях Максвелл. В наше время такое практически невозможно.

Россия прошла несколько этапов организации научной деятельности. В советскую эпоху была сильна Академия наук. Академические институты добились выдающихся успехов – освоение космоса, создание ядерного щита и многое другое. Я уважаю академиков и не подвергаю сомнению их авторитет, но в современном мире вектор развития сместился: в научную работу включились университеты.

Университет – это уникальное место, в котором, с одной стороны, есть необходимое для проведения исследований оборудование, а с другой – реализуется постоянный процесс воспроизводства кадров и передачи знаний от учителя к ученику и далее по цепочке. Система научных школ имеет ключевое значение для развития науки.

Как и другая важнейшая характеристика университетской среды – мультидисциплинарность. На протяжении истории наука становилась все более раздробленной. Так, в древние времена была единая натурфилософия. Из нее возникла физика. Физика разделилась на оптику и электричество, которые разделились еще на несколько отдельных дисциплин, от которых отпочковались новые и так далее. Ситуация дошла до абсурда, когда ученый, занимающийся физикой твердого тела, может не понимать, о чем толкует коллега, который изучает физику плазмы. В настоящее время осознана необходимость обратного процесса – интеграции. Одним из определяющих факторов успешного научного исследования стала междисциплинарность. Прорыв, который был совершен в последние годы в науке о живых системах, является результатом взаимодействия биологов, физиков, медиков, математиков. Все эти и многие другие специальности развиваются в стенах университетов.

Фото: Университет Лобачевского

В новой системе координат вузы получили карт-бланш на проведение исследований. И это случилось не только по воле просвещенных умов, но и в силу объективных обстоятельств. За последние десять лет российское государство вложило в науку и образование беспрецедентные средства. Но в отличие от того, что было раньше, они не «размазывались» тонким слоем по всем организациям, а выделялись адресно – под конкретные возможности и проекты. Группа ведущих вузов, в которую вошел и университет имени Н. И. Лобачевского, возникла в России не по указу, а в результате участия в открытых конкурсах, по итогам которых распределялось и продолжает распределяться финансирование. Все научные деньги сегодня конкурсные. Их надо выиграть, то есть заявить конкурентоспособные на мировом уровне проекты, обеспечить их выполнение и вместе с созданной на полученные средства материальной и исследовательской базой двигаться дальше.

Первый масштабный конкурсный проект, который стал точкой роста для ведущих вузов, в том числе нашего, стартовал в 2006 году. Он назывался «Образование». Университетам предложили деньги, сравнимые с их годовым бюджетом. Но не просто предложили, а объявили соревнование. Мы выиграли на первом же этапе. Затем состоялся конкурс национальных исследовательских университетов, в котором мы также победили сразу и в течение пяти лет получали большие субсидии. Деньги были вложены в основном в оборудование, в результате чего мы стали одним из самых оснащенных вузов России и Европы.

В 2010 году стартовал конкурс мегагрантов, идея которого заключается в том, чтобы привлечь выдающихся мировых ученых, в том числе наших бывших соотечественников, к научной работе в российских лабораториях. Университет имени Н. И. Лобачевского выиграл семь мегагрантов, показав один из самых высоких результатов среди всех участников, создал несколько лабораторий и один научно-исследовательский институт – Институт живых систем. Кроме того, мы получили около пяти грантов в рамках Постановления Правительства России № 218, которые даются под совместные проекты с промышленностью, более 30 грантов от Российского научного фонда и один – от Фонда перспективных исследований Дмитрия Рогозина. По итогам 2016 года научный бюджет вуза превысил 1,1 миллиарда рублей.

Конкурсная система финансирования науки – мировая практика, а современный университет имени Н. И. Лобачевского – вуз мирового класса. С 2013 года мы участвуем в Проекте 5-100, который подразумевает повышение конкурентоспособности российских вузов и вхождение в международные рейтинги. Участие в рейтингах стало инструментом, который дал мощный толчок развитию отечественной научно-образовательной системы. Мы сравнили себя с лучшими научными центрами мира, увидели приоритеты, провели важные структурные преобразования. И главное – мы осознали себя частью мирового рынка науки и образования. Коллеги из-за рубежа приезжают к нам и работают в наших лабораториях, и наоборот – наши едут туда. Постепенно это становится нормой. А ненужные ограничения – конечно, есть и они со временем отпадут сами собой.