Игра на понижение

Сколько олимпийских видов спорта выживут в Нижнем к 2020 году?

10.08.2016 в 11:45, просмотров: 931

Нижегородская область в ХХI веке стремительно уменьшает свое представительство на летних Олимпиадах. На в Рио-де-Жанейро отправились только представительница художественной гимнастики Анастасия Максимова, пляжный волейболист Никита Лямин и мастер настольного тенниса Мария Долгих.

Игра на понижение

По сравнению с афинской Олимпиадой 2004 года количество наших земляков сократилось вчетверо. Конечно, нижегородская делегация была серьезно прорежена после ряда отстранений спортсменов Международным олимпийским комитетом. Но одной только несправедливостью спортивных чиновников прикрываться не стоит.

Чемпионы с «помойки»

Большую часть «команды» нижегородцев на Олимпиадах всегда составляли легкоатлеты. Причем подданные «королевы спорта» исправно возвращались с Игр с медалями. Дискобол Наталья Садова привезла золото из Афин в 2004-м. А бегунья Татьяна Фирова трижды подряд: с 2004 по 2012 годы, – завоевывала серебряные медали. Приятная традиция оборвалась в этом году. На такой расклад повлияло надоевшая до тошноты история с отстранением всех российских легкоатлетов из-за допинг-скандалов. Не случись этого, прыгун в длину Василий Копейкин точно оказался бы в Рио и, возможно, поборолся бы за место на пьедестале. Но согласитесь, один легкоатлет на Олимпиаде – не выдающийся для нашего региона результат. Еще в 2012 году таковых было четверо.

Почему наши спортсмены так сильно сдали? Ответ лежит на поверхности.

– В области уже много лет нет ни одной нормальной тренировочной базы, – рассуждает заслуженный тренер России Михаил Садов. – Комплекс для метания, который расположен на Автозаводе, больше похож на помойку, чем на спортивный объект. И в таком состояния он находится не год и не два.

Не лучше обстоят дела и со стадионом «Локомотив», и с автозаводским манежем. По словам участника Олимпийских игр 2012 года Александра Шустова (прыжки в высоту), тренироваться там просто опасно для здоровья. Тот же Василий Копейкин много лет вынужден готовиться в баскетбольном зале. Вдумайтесь: первый номер сборной России тренируется в баскетбольном зале борского ФОКа!

Устав от подобного «комфорта», многие спортсмены заканчивают карьеру раньше срока.

– Недавно из спорта ушел мой ученик Илья Коротков, выступавший на Олимпиадах 2008 и 2012 годов, – рассказывает Михаил Садов. – Ему всего 32 года, возраст не критичный. Но Илье элементарно надоело все это.

Тех, кто давно следит за нижегородским спортом, ситуация удивлять не должна. Никаких положительных сдвигов не произошло даже когда Наталья Садова привезла с Олимпиады 2004 золотую медаль.

– У нас в свое время также не было должных условий для тренировок, – вспоминает бронзовый призер Олимпиады 2000 в эстафете 4Х400 м Юлия Сотникова. – Мы думали, что после того, как Наташа (Садова) вернулась с Игр с золотом, все, наконец, изменится. Но этого не случилось.

Области интересен только хоккей?

Одной только легкой атлетикой проблемы нижегородского спорта не ограничиваются. И занимающая сейчас пост заместителя директора Центра спортивной подготовки Нижегородской области Юлия Сотникова признает, что нормальных тренировочных баз (командные виды спорта мы не рассматриваем) нет ни у кого за исключением представителей художественной гимнастики.

– В Нижнем Новгороде только один 50-метровый бассейн, что конечно, катастрофически мало для полуторамиллионного города. Давно нуждается в реконструкции Гребной канал. Специализированных залов нет ни у теннисистов (речь о настольном теннисе, – Прим. авт.), ни у бадминтонистов. Конечно, это неправильно, ведь представители всех вышеперечисленных видов спорта неоднократно участвовали на Олимпийских играх. Более того, четыре года назад бадминтонистки Нина Вислова и Валерия Сорокина привезли из Лондона бронзовые медали.

При этом и плавание, и настольной теннис и бадминтон, и еще ряд направлений (всего таковых 14) являются базовым видами спорта в регионе, то есть включены в программу федерального финансирования.

Так по какому принципу региональное министерство спорта выбирает базовые виды спорта? Ведь если исходить из нижегородских реалий, заинтересованность есть только в трех направлениях: хоккее, баскетболе и футболе. Причем если в первых двух видах спорта определенные успехи есть – болельщики «Торпедо» и баскетбольного клуба «Нижний Новгород» соврать не дадут, - то в футболе средства исчезают как в черной дыре, а отдачи никакой.

– Лично я не вижу заинтересованности нижегородских спортивных властей в развитии других видов спорта кроме хоккея, футбола и баскетбола, – делится впечатлениями Михаил Садов. -Для примера, бюджет федерации легкой атлетики Нижегородской области в 2008 годы равнялся 21 миллиону рублей, сейчас – 5 миллионов 800 тысяч. Это о чем-то говорит? Все, что было сделано для профессионального спорта за последние годы – ФОК «Мещерский», который построен с некоторыми технологическими изменениями, поэтому может использоваться баскетбольным клубом «Нижний Новгород» как арена для проведения официальных матчей. Строительство всех остальных ФОКов в городе и области к спорту высших достижение не имеет никакого отношения. Молодым спортсменам при таких раскладах дорасти до уровня сборной и претендовать на участие в Олимпиадах маловероятно.

Дайте денег тренерам

Конечно, Михаил Садов не вполне прав. Спортсмены-профессионалы не появляются «из ниоткуда». Все они выходят из детско-юношеского спорта. А для тренировок молодых спортсменов ФОКи вполне пригодны. Но есть одно «но». В области ощущается острая нехватка тренеров, которые будут работать с детьми в этих самых ФОКах. Да и не только в них. Далеко не все наши СДЮСШОРы укомплектованы специалистами.

– Неудивительно, что за зарплату в 7-8 тыс. рублей, которую сейчас получают начинающие тренеры, идти работать не хочет никто, – возмущается Александр Шустов. – Чтобы привлечь внимание к этой проблеме, я и выдвигал свою кандидатуру на пост президента Всероссийской федерации легкой атлетики в январе этого года (в конечном итоге Шустов взял самоотвод – Авт.).

Интересно, продолжит ли Александр Шустов, чья спортивная карьера подходит к завершению, карьеру политическую? В мире легкой атлетики нижегородец – фигура видная. Возможно, ему удалось бы как-то наладить развитие спорта в регионе, ведь если сами спортсмены не позаботятся о себе, вряд ли это сделает кто-то еще.

Примером тому может служить строительство в Нижнем Новгороде современного зала для занятий художественной гимнастикой, который появился только благодаря стараниям Владислава Тишина (умер в 2012), возглавлявшего Нижегородское училище олимпийского резерва, и его супруги Натальи Тишиной – заслуженного тренера России. При этом не будем забывать, что вся российская художественная гимнастика находится под крылом всемогущей Ирины Усмановой-Винер, которая готова помогать в развитии своего вида спорта всем и вся. Увы, у того же настольного тенниса или плавания таких заступников нет.

Пережить чемпионат

Справедливости ради отметим, что будущее олимпийского спорта в Нижегородской области все-таки не так мрачно. Недавно начались работы по восстановлению легкоатлетического сектора на стадионе «Локомотив». В прошлом году стадион был передан в собственность области (ранее принадлежал РЖД) и сейчас региональные власти стараются вновь сделать «Локомотив» пригодным для занятий бегом, прыжков в длину, высоту и так далее.

Проблема в том, что восстановление ведется очень медленно. И едва ли наши спортсмены получат в свое распоряжение базу, на которой смогут готовиться к Играм 2020 года в Токио.

– Не верю, что на моем спортивном веку ситуация с тренировочными центрами Нижнем изменится, – грустно шутит Василий Копейкин. Обещаний мы слышали много, но что толку.

Замедлителем всех процессов сейчас, разумеется, служит чемпионат мира по футболу 2018 года. На подготовку к мундиалю выделяется львиная доля всех средств региона. С одной стороны, ждать чемпионата осталось каких-то два года. С другой – есть ощущение, что пережить 2018 год смогут далеко не все виды спорта. В том же 2018-м в корейском Пхенчхане пройдет зимняя Олимпиада. Посмотрим, сколько нижегородцев окажется там.