Нижегородский государственный университет имени Н. Лобачевского празднует юбилей

В составе вуза 19 факультетов, 132 кафедры, 6 научно-исследовательских институтов

13.01.2016 в 15:24, просмотров: 2451

О столетней истории можно написать целые тома, но можно уместить ее и в несколько строк, обозначив только основные вехи.

Нижегородский государственный университет имени Н. Лобачевского празднует юбилей

Впервые идея открытия университета в Нижнем Новгороде возникла накануне Всероссийской художественной и промышленной выставки в 1896 году. Но тогда ей не суждено было осуществиться. Вопрос о необходимости вуза в Нижнем Новгороде – крупном промышленном и торговом центре – поднимался и позднее. Например, с таким предложением выступил городской голова Александр Меморский на заседании городской думы в 1905 году. Однако осуществиться этим проектам удалось только к 1916 году.17 января (по старому стилю) был основан Нижегородский народный университет – первое в Нижнем Новгороде высшее учебное заведение. Вскоре он был объединен с эвакуированным из Варшавы политехническим институтом.

Тут все-таки требуется более подробный комментарий. Первая мировая война вынудила спешно перебазировать Варшавский политехнический. Но куда, в какой город? Кандидатов было много. Готовы были принять полторы тысячи студентов и преподавателей Тифлис, Саратов, Одесса, Нижний Новгород, Екатеринослав, Оренбург, Омск, Екатеринодар... Министерство торговли и промышленности, в ведении которого находился институт, выдвинуло условие: победить в конкурсе может лишь город, который соберет на обустройство бездомного вуз не менее двух миллионов рублей.

Главными претендентами были одесситы и нижегородцы. Первые щегольнули своей прижимистостью, а вторые, наоборот, не поскупились. Купец Матвей Башкиров, например, пожертвовал полмиллиона рублей, городской голова Дмитрий Сироткин – 100 тысяч. Не остались в стороне даже простые горожане. И 6 июля 1916 года Варшавский политехнический получил нижегородскую прописку. После слияния Народного университета с этим институтом и с Высшими сельскохозяйственными курсами (уже после прихода к власти большевиков) в 1918 году новый вуз получил статус государственного университета.

С тех пор прошло много лет. Университет часто реформировался, из него выделились самостоятельные учебные заведения, появились новые факультеты, НИИ... Но он, несмотря на свой почтенный возраст, молод и полон энергии.

Языком цифр

Сегодня ННГУ – один из крупнейших вузов страны. В его составе 19 факультетов, 132 кафедры, 6 научно-исследовательских институтов. Здесь обучаются около 30 тысяч студентов, свыше тысячи аспирантов, работают 1200 кандидатов и более 450 докторов наук.

С маузером и молотком

Список выпускников университета, которых знает вся Россия, займет не одну страницу. Но сегодня хотелось бы вспомнить о тех, кто был в числе основателей, преподавал и создавал научные школы.

Судьба ученого-академика Николая Федоровского была весьма необычной. Сдав экстерном экзамены в гимназии, откуда его исключили за антимонархические высказывания, поступает на физико-математический факультет Московского университета. Однако и отсюда его вышибли за революционные взгляды.

Заедала нужда. Несостоявшийся студент познакомился с крупным ученым Александром Ферсманом. Тот собирался в экспедицию на Урал и предложил Федоровскому принять в ней участие. А потом он и академик Владимир Вернадский помогли Николаю восстановиться в университете.

Позднее Федоровский участвовал в эвакуации Варшавского политехнического института в Нижний Новгород и работал здесь на кафедре минералогии.

Николай был избран членом Нижегородского ревкома, а затем председателем губкома РСДРП(б). В апреле 1918 года его отозвали в Москву в Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). Но благодаря председателю губкома исполком Нижегородского Совета постановил объединить три учебных заведения в Нижегородский государственный университет.

В 1937 году по обвинению в шпионаже в пользу фашистской Германии Федоровский был арестован и осужден на 15 лет лагерей без права переписки и с последующей бессрочной ссылкой.

Он писал в различные органы, убеждал, что нужно продолжить незаконченные работы, сулящие большую выгоду. В заявлении на имя заместителя наркома внутренних дел Завенягина, направленном ему в декабре 1945 года, Федоровский указывал, что придумал способ получения искусственных алмазов. Писал о том, что знает, где находятся месторождения урана, что добыча его, как и редкоземельных металлов ванадия, мышьяка и минерала флюорита, принесет стране экономию в сотни миллионов рублей.

Все его идеи сегодня воплотились в жизнь. Искусственные алмазы получают в нижегородском Институте прикладной физики. Волластонит – минерал из класса силикатов – используется как заменитель асбеста. Без ванадия немыслимо производство мелкозернистой стали, чугуна, серной кислоты. Соединения мышьяка применяются для выпуска подшипников, свинцовых аккумуляторов и кабелей, полупроводниковых приборов. И все это – благодаря Николаю Федоровскому.

Нижегородцы хранят память об этом выдающемся человеке. Его именем названа набережная Оки.

В гуще идеологической драки

Первая цифровая электронно-вычислительная машина была создана в СССР в обычной университетской лаборатории в Горьком. Инициатором разработок в этом направлении был академик Александр Андронов, основатель горьковской школы специалистов в области нелинейных колебаний и смежных с ними проблем. С его легкой руки в 1945 году в Горьковском университете был организован радиофизический факультет, а сам он заведовал кафедрой теоретической физики и теории колебаний.

Между тем это были сложные для ученых годы. В Горьковском университете, на собрании коллектива биологического факультета было решено «энергично искоренить в короткие сроки остатки вейсманизма-морганизма». Попутно заклеймили позором «космополитов» – декана факультета Четверикова и профессора Памфилова.

А вот на физическом факультете, как сообщала многотиражка «За сталинскую науку», тон выступлений был совершенно иным. «Физики нашего университета не желают обсуждать появившиеся в центральной печати серьезные обвинения в адрес Гинзбурга, Френкеля, Папалекси, Хайкина, – писал безымянный автор. – В своих книгах они протаскивают подлые космополитские тенденции и буржуазный объективизм, допускают грубые философские извращения». Тут же последовали оргвыводы. Профессор Горелик был уволен.

В конце января 1949 года в Москве проводилось Всесоюзное совещание физиков, на котором планировалось раз и навсегда покончить с «идеализмом», а заодно и с его «трубадурами». Но уже на заседании оргкомитета совещания при обсуждении доклада профессора МГУ Николая Акулова с резким его осуждением выступил Александр Андронов.

– Доклад представляет собой грязную, бездоказательную клевету, – сказал он.

Когда Лаврентий Берия доложил об этом Сталину, тот сказал:

– Оставьте физиков в покое. Расстрелять кое-кого из них всегда успеем.

Они были нужны, поскольку создавали атомную бомбу и атомный ледокол «Ленин».

Андронов имел к проектированию ледокола самое непосредственное отношение. Чтобы создать его, нужно было сделать огромное количество вычислений, а в распоряжении лаборантов имелись только механические машинки.

Андронов неожиданно умер – ему только-только исполнилось 50 лет. Работы по созданию цифровой ЭВМ продолжили его ученики.

Не хватало оборудования. Помог машиностроительный завод, кое-что пришлось делать самим. И тем не менее машина появилась на свет! Благодаря горьковчанам отношение властей к кибернетике изменилось. Вскоре в университете были созданы проблемная лаборатория и вычислительный центр. Их потом объединили в отдел, которым 35 лет руководил Михаил Яковлевич Эйнгорин.

Первая цифровая ЭВМ давно на пенсии. Ее сменила современная вычислительная техника.

«Шпион», ставший академиком

Еще одно имя, тесно связанное с историей ННГУ, – Григорий Разуваев. В 1917 году он поступил на естественное отделение физико-математического факультета МГУ, а потом, уже в зрелом возрасте, – на химический факультет Петроградского университета. Спустя два года академик Владимир Ипатьев пригласил студента в свою лабораторию высоких давлений. Через несколько лет Разуваев уже руководил отделом в Государственном институте высоких давлений, лабораторией органической химии в Академии наук и одновременно заведовал кафедрой в Ленинградском технологическом институте.

Но начинались страшные тридцатые годы. В 1934 году Разуваева арестовали по доносу и как одного из «лидеров» мифической «Российской национальной партии» приговорили к расстрелу. Но пока смертник дожидался исполнения приговора, был уличен в антисоветской деятельности один из его обвинителей. И расстрел Разуваеву заменили лагерным сроком.

В 1944 Григорию Алексеевичу приклеили новый ярлык: ссыльный. Однако уже через год он сумел защитить кандидатскую, а еще год спустя – докторскую диссертацию. Московские и ленинградские друзья Разуваева делали все, чтобы вернуть выдающегося ученого в Белокаменную или в Северную Пальмиру. Но Григорий Алексеевич неожиданно попал в Горький. В 1947 году Разуваева назначили заведующим кафедрой органической химии Горьковского университета.

Григорий Алексеевич собрал вокруг себя целую плеяду талантливых ученых-экспериментаторов, в том числе и производственников из Дзержинска. И вскоре в здании бывшего старообрядческого скита возле Бугровского кладбища заработала полуофициальная лаборатория стабилизации полимеров. В 1969 году на ее базе был создан Институт химии.

Подробный перечень того, что сделано под руководством Разуваева, займет, наверное, не одну страницу. Поэтому скажу в общих словах: созданы более экономичные и совершенные технологии производства изделий из полимеров, разработаны новые подходы в использовании металлоорганических соединений. И они применяются теперь повсеместно.

Академик Георгий Домрачев, выступая как-то на Разуваевских чтениях, сказал, что, по сути дела, все химики Нижнего Новгорода и Дзержинска, работающие в разных вузах, исследовательских институтах, на предприятиях химической, электронной и машиностроительной промышленности, являются его учениками.

        * * *

Рассказать обо всех преподавателях и выпускниках Нижегородского университета, кто заслуживает добрых слов, невозможно в одном номере газеты. Но мы помним о них. И молодые ученые ННГУ продолжают традиции предшественников.


|