Раскачать колокол совести: трагедия советских военнопленных

25.06.2014 в 13:48, просмотров: 1916

 Открытие выставки «Плен и возвращение. Советские военнопленные в Германии 1941-1945 гг.» состоялось в историко-художественном музее Арзамаса. О судьбе советских солдат в нацистском плену в России говорить не принято. За годы холодной войны население западных регионов Германии забыло постыдные страницы своей истории. Выставка призвана заполнить пробелы в исторической памяти и способствовать восприятию советских военнопленных не только как жертв нацизма, но и как защитников Отечества.

 Выставка, подготовленная берлинским объединением «KONTAKTE-KOHTAKTЫ» и фондом «Сострадание», объединила немецкие, российские и белорусские архивы, фотографии и воспоминания советских военнопленных о времени, проведенном в плену, и о жизни по возвращении домой.

-Немецкое правительство отказало пострадавшим от фашизма советским военнопленным в получении компенсации, в отличие от гражданских подневольных рабочих,- рассказывает Эберхард Радзувайт, основатель объединения «KONTAKTE-KOHTAKTЫ». - В течение 11 лет мы собираем частные пожертвования в помощь советским военнопленным, призывая людей выразить свой протест против официальной немецкой политики в отношении «забытых» жертв нацизма.

-Когда был принят закон о компенсационных выплатах, средства от ФРГ и немецкой экономики получили малолетние и взрослые узники концлагерей и гетто, бывшие подневольные рабочие и их дети, угнанные в рабство вместе с матерями, - поясняет Елизавета Устинова-Джирикова, председатель попечительского совета Благотворительного фонда «Сострадание».-Советских солдат отказываются признать пострадавшими от фашизма, т.к даже в плену они были воинами, ведя подпольную борьбу против врага. Они понимали, что за любую провинность могли угодить из рабочего лагеря Вермахта в лагеря смерти СС, но все равно помогали ковать победу.

- В лагере была создана тайная организация «Патриот», которая имела связь с немецкими коммунистами, - рассказывает Иван Кондратов, бывший советский военнопленный, - Однажды меня попросили снять приводной ремень длиной 10 метров и спрятать под землей. Цех встал без работы на 10 дней, а мне пришлось переносить ремень в лагерь кусками. Мы старались портить станки, чтобы сорвать всю работу на заводе. В праздники- 7 ноября,1 мая и на Новый год, на самой высокой трубе завода висел большой красный флаг. Его снимали только через 3-4 дня, т.к фашисты боялись, что он заминирован.

Людям приходилось проводить недели и месяцы под открытым небом, в условиях низких температур и осадков. Заключенные ложками и консервными банками рыли земляные норы, которые утеплялись при помощи еловых веток.

-Бараков было очень мало. На полу не было достаточно места, - вспоминает Дмитрий Дмитриенко, бывший советский военнопленный,- Если кто-то хотел пробраться к двери или к ведру, служившему туалетом, он вынужден был карабкаться по телам лежащих людей.

В оперативных районах Вермахта максимальная норма питания советских военнопленных устанавливалась в размере 1100 ккал в сутки. Во время пеших походов норма была ниже 700 ккал, хотя мужчинам требовалось не менее 2500 ккал.

-Раненым меня дотащили в полевой лагерь в Харькове, спешно построенный немецким командованием руками пленных красноармейцев на колхозном поле, - рассказывает Александр Удобкин, бывший советский военнопленный,-Там уже созрел турнепс для свиней и коров. Этим турнепсов в сыром виде нас и кормили фашисты.

- Жажда приносила еще больше страданий, чем голод,- считает Рафик Джагеян, бывший военнопленный,- Во время движений пеших колонн нам не разрешали подходить к колодцам. Если по дороге мы встречали какую-то лужу, это было большим счастьем. Мы быстро наклонялись и пили из нее, как животные.

В условиях скученного проживания тысяч людей, антисанитарии, ограниченной возможности соблюдать гигиену в лагерях часто возникали эпидемии. Медперсонал, состоящий из военнопленных, не имел необходимых медицинских препаратов. Из-за болезни военнопленные не мог работать, что зачастую означало потерю прав на паек для работающего и смерть.

- Количество военнопленных рознится. Фашисты считали только тех, кто доживал до этого счета,- рассказывает Елизавета Устинова-Джирикова,-Большая часть людей попадали в лагеря голодные и раненые, часть кончала жизнь самоубийством, кто-то замерзал в морозы. Их не включали в подсчет. Поэтому сейчас невозможно точно определить, сколько воинов было в плену.

Советские военнопленные после возвращения на родину проходили через фильтрационные лагеря. Такая практика применялась не только в СССР, но и во Франции, и Англии.

-В исправительных лагерях 9 % вернувшихся на родину военнопленных были настоящими военными преступниками,-считает Елизавета Устинова-Джирикова,- В Советском органы НКВД заранее подозревали военнопленных в предательстве. В ответ на эти подозрения многие военнопленные, особенно активные борцы сопротивления фашистам в плену, выражали свое возмущение, которое не всегда было правильно понято теми, кто проводил фильтрацию. Часто люди попадали в исправительный лагерь только потому, что они себя неправильно вели на допросе.

Тяжелые психологические условия жизни за колючей проволокой, поражение в правах и отсутствие реабилитации привели к росту числа самоубийств по возвращению из плена.

-Реабилитацией можно было назвать только любовь и заботу жен бывших военнопленных, благодаря терпению и участию которых они смогли после освобождения из плена прожить долгую жизнь,-добавляет Елизавета Устинова-Джирикова,- Среди военнопленных в отличие от фронтовиков много долгожителей, потому что они не страдали от алкоголизма. Отсутствие в плену фронтовых ста грамм и сигарет позволило им прожить в дальнейшем до 100 лет.