Вокзал для двоих

Комплекс на станции Пильна восстановили супруги

19.01.2011 в 11:42, просмотров: 1652

Ситуация, в которой оказался минувшим летом начальник cергачского участка Горьковской дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении Александр Сеземин, была откровенно незавидной.

Вокзал для двоих

Первый ремонт делали с мужиками...

Раз в полгода на железной дороге бывает комиссионный объезд, в котором участвуют ее руководители. В апреле во время такого объезда начальник дороги Анатолий Лесун сделал остановку на станции Пильна и посетовал: плохо смотрится вокзальное здание. Не особенно большое, красивое, старинное, было оно обшарпанным, крыша текла, пол в зале износился.

Это было сказано не в укор Сеземину, который отвечает за два вокзальных здания – в Пильне и в чувашском поселке Вурнары, и еще за платформы на 25 станциях и остановочных пунктах. А к тому, что надо выделить средства на стройматериалы и запланировать работу.

Запланировали. Выделили… И тут случилась незадача. Как дошло до дела, работники с участка Сеземина уволились. Все и сразу: по штатному расписанию там всего-то три человека.

– Ну, честно надо признать – не тех людей взяли, случайных, – сказал об этом Сеземин.

Тем временем краску, плитку, тес, цемент в Пильне уже сгружали с машин. Что делать?

На железную дорогу Сеземин пришел после школы. Рос он в окрестностях Сергача, в селе Воскресенском. И глядя на своего дядю Ваню – кондуктора Ивана Сорокина, жившего в городе и работавшего на станции, – усвоил: железная дорога это место для ответственных людей. С них спросят, но и в обиде добросовестных не оставят.

Почти 40 лет назад Сеземин пришел электромехаником в дистанцию (службу) сигнализации и связи. И столько большой работы за эти годы было: на линии Москва – Казань прокладывали вторые пути, потом электрифицировали – и Сеземин отлаживал оборудование на станциях. Дальше он был электриком в только что созданной пригородной дирекции. И пять лет назад отличился.

Зимой все в этой же Пильне случилась беда. Вокзальное здание здесь открыто круглые сутки – останавливаются ночные поезда. И вот несколько сидевших там в поздний час бродяг повздорили и жестоко подрались. Двое были убиты. А те, кто поднял на них руку, чтобы замести следы, подожгли зал ожидания…

Милиции – искать преступников, а железной дороге – заниматься незапланированным ремонтом. Здание кирпичное, но во что оно превратилось – чернота, сгоревшая проводка. Районные подрядчики только свою работу оценили в 350 тысяч. А электрик Сеземин сказал начальству: с товарищами вместе приведем здание в порядок – дайте только материалы. И – справились.

Начальство, приехавшее принимать работу, было поражено результатом и решило, что Александр Сеземин возглавит создаваемый в Сергаче участок, который будет обслуживать здания и платформы. Так Александр Александрович “выбился в руководство”…

Ну, в прошлый раз мужики были, с кем работать. А теперь как быть? Писать бумагу – срочно ищите кадры? Это же все лето пройдет, и с ремонтом тогда не успеть?

А второй – с женой

Дома жена выслушала Александра Сеземина. И сказала, что это не беда. Она поможет. Все равно уже на пенсии – на работу ходить не надо, а квартиру ей ремонтировать случалось. Да и не только квартиру – приходилось заниматься ремонтом производственных помещений. Правда, как организатору: работала она директором пищекомбината.

Каждое утро около шести часов Сеземины садились в электричку и ехали за три десятка километров – в Пильну.

Все продумали, как и что будут делать. Чинили вначале крышу, красили ее. Потом латали трещинки на стенах зала ожидания, в служебных помещениях, красили их, выкладывали плиткой пол, обихаживали окна и двери.

Выделили разными оттенками элементы фасада, представив, как оно было задумано архитектором. Здание-то скромное с виду, но симпатичное. В небольшом селе 90 лет назад, когда прокладывали железную дорогу, вот такой дом с пилястрами, с верхним арочным окном, которое увенчано замковым камнем – это же было чудо!..

Несколько лет назад историки из нижегородского предприятия “Этнос”, изучая вокзальные здания на участке Арзамас – Канаш, обнаружили: типовой проект, разработанный для этой линии – не только для станции Пильна, но и для Перевозской, Бобыльской, Смагина – подписан великим архитектором Алексеем Щусевым!

Впрочем, Сеземину надо было еще успевать следить за состоянием остановочных пунктов. Электричек от Сергача на Канаш ходит всего несколько в день, но за платформами нельзя не ухаживать, хоть они и низкие и сделаны из недорогих материалов. Это железная дорога, а она любит порядок.

Простая вещь – побелить ограждения, а уже настраивает пассажира на порядок и внимание, и, может быть, только благодаря этому не случится несчастье, не получит кто-то травму.

И вот – осенний комиссионный осмотр.

– Совсем другое дело! Аккуратно, чисто, с душой постарались… – сказал начальник дороги, заходя в зал ожидания на станции Пильна. А когда ему рассказали обстоятельства ремонта, об Александре Сеземине, немедленно подозвал помощника, в чемоданчике которого лежали для особых случаев наградные часы.