Играю на пушку!

Как павловские стрельцы-казаки стали ремесленниками

13.02.2014 в 14:44, просмотров: 2070

Долгое время считалось, что на территории Нижегородской области казаков не было. На самом деле это не так. Казаки появились у нас ровно 390 лет назад.

Играю на пушку!

Кто охранял крепости?

В IX-X веках Нижегородчина была заселена мордовскими племенами, относящимися к угро-финской языковой группе. Этот народ имеет древнюю самобытную культуру, богатое поэтическое творчество: многочисленные мифы, легенды, эпические и обрядовые песни, сказки. Уже в середине I тыс. н.э. у мордвы были широко развиты металлообработка, ткачество, производство глиняной посуды.

Но русская колонизация коснулась прежде всего именно мордовских племен. Переселенцы направились на верхнюю и среднюю Оку, чтобы оттуда спуститься на юг. Мордва не то что принимала их с распростертыми объятьями, но относилась к пришельцам вполне терпимо – у них можно было поучиться земледелию и ремеслу.

К началу XIII века в бассейн реки Мокша устремились рязанские князья. Но они относились к местному населению высокомерно, распоряжались землей как хозяева, возводили крепости иной раз на местах святилищ. И мордва взбунтовалась. В 1209 году в городке Кадоме был убит рязанский наместник.

Князья, испугавшись массовых волнений, сделали вид, что ничего не произошло. Коренное население приняло условия игры. С той поры колонизаторы держали себя в рамках, да и мордва проявляла лояльность. Смешанные браки перестали быть редкостью.

Дальнейшее продвижение русичей на восток было остановлено монголо-татарами. Только с XV века колонизация возобновилась. К Московскому княжеству отошли районы верхней Оки - территория от нынешних городов Касимов, Елатьма, Кадом и далее, вдоль речных систем рек Цны и Мокши.

В 1552 году, после удачного похода на Казань, Иван Грозный присоединил междуречье Оки и Волги к Московскому государству и начал серьезно заниматься делом обороны восточной, юго-восточной и южной Руси от степных кочевников и ордынцев. Была создана регулярная служба по охране границ от Крымской и Ногайской орд. Тогда же было заложено много крепостей, в том числе в городах Темникове и Арзамасе, а несколько позже в селе Павлово.

Принятый за основание Павлова 1556 год - дата условная, на самом деле село возникло раньше. Если точнее, это были два села: одно на Спасской горе, рядом с острогом, другое - вдоль речки Тарки. И назывались они тоже по-разному: Павлов острог и Павлов перевоз.

Кто же охранял эти крепости? Тут были и казаки, и стрельцы, и пушкари.

Правительство разделило всех служивых на две группы: кормовых и поместных. Первые получали от казны содержание натурой и деньгами. Вторые вместо государева жалования наделялись землей - в деньгах правительство всегда ощущало недостаток. И земли получали главным образом казаки, стрельцы, пушкари и ямщики. Больше всего таких наделов появилось на территории нынешнего Павловского района Нижегородской области.

Стрельцы несли гарнизонную и пограничную службу. Гарнизон крепости Павлов острог в XVI веке состоял из 50 человек во главе со стрелецким сотником.

Искупая вину

Во время Смуты Павлово оказалось в самой гуще событий. Прежде всего потому, что гарнизон, выражаясь современным языком, не подкованный политически, присягнул Лжедмитрию II. И жестоко за это поплатился. В декабре 1606 года острог захватил нижегородский воевода Алябьев. По его приказу кого-то из стрельцов выпороли кнутом, кому-то «взрезали ноздри и посекли пальцы на руках», кого-то сослали в Сибирь.

В 1612 году, когда формировалось Нижегородское ополчение, стрельцы искупили свою вину. Кондрат Семенов, его сын Ларка, Григорий Афонасьев, Федор Захаров и другие геройски сражались с поляками под знаменами Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского. И павловчане были прощены. Стены и башни острога привели в порядок, а главную Спасскую башню доверили охранять лучшему из стрельцов - Стенке Михайлову. Крепостные орудия поддерживали в полной боевой готовности пушкари братья Савка и Тимошка Потаповы.

Азарт есть азарт

Жалование стрельца составляло три рубля в год. Выдавался также паек – 12 четвертей ржи и овса. Разрешалось прирабатывать «рукомеслом», но при условии, что доход от него не превысит рубля в год. Служба была пожизненной – пенсион получали только искалеченные в бою. Впрочем, и они без дела не оставались – служили воротниками, охраняли подходы к кремлю.

В 1621 году царь Михаил Федорович утвердил «Устав ратный, пушкарских и других дел». В соответствии с ним артиллеристы, приняв присягу на верность государю, должны были «слыть приветливыми и трезвыми, не клеветниками и не лаятелями, не хвалиться или возноситься своей мудростью, никого не хулить и смуты своей похвальбою не чинить». Но особо строго карался блуд. Устав предписывал «такого пушкаря чины и службы лишать и от снаряда и от товарищей с бесчестьем отгонять».

Стрельцы старались все эти правила соблюдать, но 20-е и 30-е годы XVII века были на редкость мирными: никаких военных действий, никаких осад – тоска, в общем, смертная. И оттого, что нечего было делать, днем и ночью резались служивые в зернь и кости. Правда, и тут с оглядкой на Устав, который разрешал проигрывать не свыше 30 копеек в год.

Но азарт есть азарт. Спустив все наличные деньги, оставшись в одном исподнем, кое-кто из стрельцов шел ва-банк. «Играю на пушку!» - объявлял он. Это означало, что он делает ставку, намереваясь оплатить проигрыш, если счастье ему изменит и в очередной раз, не раньше, чем в следующем году. А в качестве залога использовалась его персональная пушка.

В 1622 году государево село Павлово было пожаловано царем в вотчину боярину Ивану Черкасскому. Тот ничего не делал зря. Он выделил крестьянам сто десятин своей земли, но потребовал за это ежегодную плату. А стрельцы были освобождены от податей. Не зная, что с ними делать (владеть собственным гарнизоном Черкасский не имел права), он стал называть их казаками. Стрельцы-казаки развозили по деревням царевы указы, охраняли обозы с продовольствием, которые направлялись в Белокаменную. Но поскольку платили им сущие пустяки, стали в свободное время ремесленничать. Естественно, по «своему профилю» - изготовлять холодное и огнестрельное оружие. Отсюда началась слава павловских умельцев.

Разинцы Павлово не взяли

Последние десятилетия XVII века ознаменовались мощными крестьянскими выступлениями. Самым кровопролитным из них был бунт под началом Стеньки Разина. Немало городов захватил он, немало людей загубил, а уж сколько награбил - это не поддается подсчетам!

Один из его отрядов, которым руководил Савва Морозов, скрытно подошел к Павлову. Отряд состоял из 500 человек. Тем не менее 24 павловчанина успешно отбили несколько атак неприятеля. Крепость не сдали. И нападавшие не стали вредить своим братьям-казакам – ушли на север. Их буквально по пятам преследовали царские каратели, но некоторым удалось скрыться в буреломных лесах.

Есть не только документы, подтверждающие это, но и свидетельства материальные. Это так называемые казачьи зимницы – бревенчатые срубы, глубоко врытые в землю. Они спасали сподвижников Стеньки Разина от лютого холода.

Такие зимницы недавно нашли между лесными притоками Ветлуги - Дорогучей и Першей. Нашли с большим трудом. За три с лишним века срубы заросли травой и кустарником, завалило их сухостоем, наконец, свое слово сказали лесные пожары. Но эти зимницы коренным образом отличаются от тех, которые позже строили артельщики, сплавлявшие лес по Ветлуге. Крыша старых была почти вровень с землей, а в зимницах, возведенных на столетие позже, поверх земли выводилось шесть-семь венцов. В старых ставили кожур - глиняную печь без трубы, а в зимницах ХIХ века устраивали еще и тепленку - такую же, как в овинах: здесь можно было отогреться с мороза и просушить одежду. Нары тоже делали по-другому: в более поздних зимницах они гораздо шире - артельщиков было больше. И только дымоволок - отверстие для выхода дыма - было во все времена одинаковым. Оно, кстати, служило и окном, и дверью...

Пережив в лесах одну или две зимы, разинцы легализовались в глухих деревнях, но сохранили свои обычаи и традиции, передавали их из поколения в поколение. Некоторые из них оказались в Павлове. В 1708 году потомки казаков пополнили войско атамана Кондратия Булавина, а потом поддержали и Емельяна Пугачева.

Заговоренный клад

Казачество внутри страны (на границах России оно осталось) после стрелецкого бунта было ликвидировано указом Петра I в 1699 году. Часть павловских казаков направили в армию, другая часть становилась крестьянами и ремесленниками. Оружие свое они тщательно смазали и спрятали под трапезной Спасо-Преображенского собора. Его обнаружили только в 1839 году, потом оно долгое время украшало залы дворца графа Шереметева, предки которого были владельцами Павлова с 1745 года. Сейчас все наиболее ценное находится в Оружейной палате Московского Кремля.

Не нашли только золотую саблю - именное оружие, подаренное, как гласит предание, Стенке Михайлову то ли князем Дмитрием Пожарским, то ли другим предводителем нижегородского ополчения - князем Трубецким. Потомки Михайлова, тоже казаки, опасаясь кровавого разгула разинцев, якобы закопали бесценную реликвию, принадлежавшую раньше богатому польскому шляхтичу Зебржидовскому, под одним из дубов, которые росли на Ведьминой горе. Но клад этот заговоренный, он не дается в руки и по сей день. А дубы вывернуло с корнями сто с лишним лет назад во время урагана.

Богатыри – не вы...

Много всяких баек ходит о павловских казаках. Жили якобы до ста лет, играючи взваливали на плечи тяжеленные крепостные мортиры, вязали в узлы железные полосы, вдвоем-втроем возы через брод перетаскивали...

Говорят, что черпали силу свою они от дуба на Ведьминой горе. Вроде бы оберегал он их от пуль и пушечных ядер, от стрел и острых клинков, даровал здоровье и завидное долголетие.

Закопав под этим дубом золотую саблю, потомки Стенки Михайлова, спрятали в дупле цепь, звенья которой указывали, сколько шагов надо отсчитать, чтобы найти сокровище, и в каком направлении надо двигаться. Но однажды во время грозы дуб поразила молния. Золотая цепь вроде бы расплавилась, и теперь узнать, где клад, невозможно.

Свое неофициальное название эта гора получила после того, как на дубах, как гласит легенда, повесили двух взятых в плен казаков из отряда Саввы Морозова. Предание рассказывает, что ведьмы сцепились в клубок, пытаясь овладеть отрубленными руками казненных – считалось, что обладание ими дает небывалую силу и могущество, власть над миром. Но не вышло у них ничего – бунтовщики были преданы церковной анафеме, ведьм разогнали казаки. Правда, документов о том, что кого-то сожгли за ведовство на костре, в архивах нет. Вероятно, это просто страшная сказка.

Откуда взялись черепа?

Таких легенд много. Как-то очень смахивают они на страшилки, которыми раньше подростки пугали друг друга в пионерских лагерях, когда объявляли отбой. Но нет дыма без огня: человеческие черепа здесь время от времени находили.

Возникает вопрос: откуда они взялись? Неужели здесь действительно совершались человеческие жертвоприношения, а ведьмы слетались сюда на шабаш? Нет, ведьмы тут ни при чем. Здесь расстреливали «врагов народа». Когда в 20-х годах прошлого века на казаков обрушились репрессии, многие из них подались в чужие края. В том числе и в Павлово, к своим братьям-казакам. Но НКВД не дремало. Переселенцы стали пропадать один за другим...

Дубы и белый камень

Из преданий известно, что на Ведьминой горе казаки подпитывались энергией, черпали тут силу. Но тогда здесь росли дубы, а это – мощный источник положительной энергии, пробуждающий в человеке внутренние резервы. Когда дубы погибли, положительная энергия поступать перестала.

Впрочем, многое зависело и от пластов известняка, выходящих на поверхность.

- Известняк – это не что иное, как остатки раковин и скелетов морских организмов, которые дали жизнь человечеству, - говорит кандидат геолого-минералогических наук, уфолог Владимир Королев. – Он и сегодня продлевает нам жизнь. Неслучайно, что из белого камня построили Грановитую палату Московского Кремля и кремлевский Архангельский собор, знаменитую церковь Покрова-на-Нерли. Именно известняком обкладывали надгробия могил, из белого камня делали нательные кресты, иконки... Он – опора и охрана для всего православного мира, и он помогал казакам обрести веру в себя, отвагу и мужество в боях с врагами. Именно бел-камень вместе с положительной энергией, которую давали дубы, и даровали павловским казакам силу, отвагу и оптимизм, которых так не хватает нашему поколению.

Увы, в советское время известняк решили использовать для хозяйственных нужд. Его практически весь выбрали.

* * *

Сейчас казачество возрождается. Возродится ли оно в Павлове? Многие павловчане – за.