Академик Федор Митенков: «В атомной сфере главное – безопасность»

Ученый рассказал, как создавалась атомная отрасль в нашей стране

24.09.2013 в 13:49, просмотров: 4634

В советские времена фамилию этого человека даже нельзя было произносить вслух. Все, чем он занимался, составляло государственную тайну нашей страны. Поэтому и сегодня имя академика Федора Митенкова может быть неизвестно широкому кругу людей, но именно он считается одним из лидеров атомного машиностроения, человеком, который сделал несказанно много для обеспечения военной мощи страны.

Академик Федор Митенков: «В атомной сфере главное – безопасность»
фото: Егор Верещагин
Супруги Митенковы вместе уже более 60 лет

Справка МК Справка "МК"

Федор Михайлович Митенков родился 25 ноября 1924 года в селе Ключи Саратовской области в крестьянской семье. В 1941 году с золотой медалью окончил школу. В 16 лет попросился добровольцем в армию и после первого курса физико-математического факультета Саратовского университета был направлен в училище младших командиров НКВД. В 1946 году демобилизовался из армии и восстановился в университете. В 1950 году направлен работать в КБ Горьковского машзавода инженером-расчетчиком. 1969-1997гг. – директор и главный конструктор ОКБМ. За эти годы предприятие превратилось в признанный научно-производственный центр атомного машиностроения ОКБМ Африкантов. С 1997 года – научный руководитель ОКБМ. В 1992–1993 годах – президент Российского ядерного общества. В 2004 году ему присуждена престижная международная премия «Глобальная энергия» «за разработку физико-технических основ и создание энергетических реакторов на быстрых нейтронах» (совместно с американским ученым Л.Кохом). В декабре 2005 года Ф.М. Митенков избран председателем Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия». Ф.М. Митенков – академик Российской академии наук, заслуженный деятель науки и техники РФ, автор более 40 изобретений. Одним из продолжателей научной школы Ф.М. Митенкова в Нижнем Новгороде является ректор НГТУ имени Р.Е. Алексеева профессор Сергей Дмитриев.

Митенков работал над созданием сердца советского атомного флота: ядерных установок для атомных подводных лодок и знаменитого ледокола «Ленин», разрабатывал уникальное оборудование для атомной промышленности и ядерные реакторы для военно-морского и гражданского флота, атомные энергоблоки. На протяжении многих лет его имя считается одним из самых авторитетных в атомной сфере. Сегодня он является научным руководителем Института ядерной энергетики и технической физики НГТУ имени Р.Е. Алексеева.

Поедете работать в Горький

Связывать свою жизнь с Нижним Новгородом и строительством ядерных установок Федор Михайлович не собирался. В Саратовском университете, откуда его первокурсником призывали на фронт и куда он вернулся после демобилизации в 1946 году, быстро заметили способного студента. А после того, как он написал несколько статей в научный журнал по кинетике цепного распада этана, предложили поступать в аспирантуру.

- Только я успел сдать вступительные экзамены, как меня вызывают в деканат и сообщают, что я попал в поле зрения специальной комиссии из Москвы, отбиравшей перспективных выпускников-физиков для распределения по линии Первого главного управления, в ведении которого тогда находилась вся атомная промышленность, - рассказывает нам Федор Михайлович. - И теперь мне нужно собираться ехать в Горький работать в особое конструкторское бюро на какой-то артиллерийский завод. Позже он стал Горьковским машиностроительным заводом.

Подобная перспектива Федору Михайловичу не приглянулась, ведь планировал заниматься фундаментальной наукой, и он сказал, что никуда не поедет. Но отказать Первому главному управлению в советское время было не так-то легко. Федору Михайловичу очень ясно дали понять, что если он не поедет в Горький, то может оказаться в таких местах, где наукой не занимаются.

В 1950 году будущий светила атомной отрасли первый раз переступил порог оборонного завода в Горьком. У молодого сотрудника поинтересовались, что он предпочитает: «рисовать» или «считать». Федор Михайлович предпочел расчеты. Несмотря на то, что с аспирантурой пришлось попрощаться и заниматься теперь предстояло совсем не тем, к чему он себя готовил (да к тому же и молодая жена, с которой они только поженились на последнем курсе вуза, пока оставалась в Саратове), настроение очень скоро стало меняться. Первые же заказы заставили втянуться в водоворот атомных разработок.

- В 1953 году нашему ОКБ поручили проектирование первой атомной установки для ледокола «Ленин», - вспоминает Федор Михайлович. - Перед нами поставили задачу построить атомную установку, которая по своим возможностям превзошла те, что установлены в обычных ледоколах.

Горьковские физики с поставленной задачей достойно справились. Ледокол «Ленин» стал легендарным. Это было первое надводное судно на планете, использующее в качестве источника энергии ядерную силовую установку. На него возлагались огромные надежды. Он должен был по кратчайшему пути соединить запад и восток государства. Ледокол «Ленин» первым прошел от Мурманска до Берингова пролива и обратно, нигде не задержавшись. Энергетический прорыв, совершенный атомоходом, позволил преодолевать огромные расстояния и во время одного рейса побывать не только в Арктике, но и в прибрежных водах Антарктиды. И вот уже полвека ледоколы с ядерными энергетическими установками успешно работают в Арктике, обеспечивая надежную и безопасную проводку транспортных судов на всех участках Северного морского пути. А из-за того, что ледокол строился для мирных целей, бытует мнение, что именно благодаря "Ленину" появилось и закрепилось выражение "мирный атом".

Исключить человеческий фактор

Атомная энергетика считается потенциально опасным производством, поэтому вопросам безопасности в этой области уделяется особое внимание. Для академика Митенкова это стало делом жизни.

- Вы знаете, наверное, что существует такое понятие: “вероятностный подход“, - поясняет он. – То есть просчитывается, какова вероятность, что может случиться авария. И если цифра оказывается небольшой, идут на риск. Я считаю, что в атомной отрасли о вероятностном подходе необходимо забыть. Какой бы замечательной не была ядерная установка, мы имеем право использовать ее только в том случае, когда нет ни малейшего шанса для пресловутого человеческого фактора. Что если даже случится авария любого уровня, система безопасности сработает таким образом, что никакого радиационного переоблучения не произойдет.

В затонувшей в августе 2000 года подводной лодке «Курск» стоял ядерный реактор, разработанный как раз академиком Митенковым.

- Когда произошла эта страшная трагедия, мы не только следили за каждым шагом спасательных работ, но и как поведет себя ядерная установка, ведь у субмарины оторвало чуть не половину корпуса, - рассказывает супруга академика Митенкова Людмила Ивановна. - А ядерная установка даже при таком ударе, при такой катастрофе не дала утечки радиации. Это подтвердили многочисленные экспертные комиссии, в том числе и зарубежные.

“Я была способной, а он – талантливый“

Супруги Митенковы вместе уже более 60 лет. Мы попросили Людмилу Ивановну рассказать, каково быть женой ученого, имя которого на протяжении многих лет держалось в строжайшем секрете.

- В те годы я преподавала в университете и, как бывает часто в коллективе, женщины обсуждают своих мужей: кто, где, у кого работает, - а я молчу. Наверное, я казалась окружающим закрытым человеком. Хотя, если честно, я и сама не так много знала, чем занимается муж. О многом он рассказал мне уже только в годы перестройки.

- А как вы познакомились?

- Мы учились в одной группе в вузе - я тоже физик (правда, специализировались на разных кафедрах). Скажу честно, Федор Михайлович на голову был выше самых успешных студентов. Я сама закончила с золотой медалью школу, но когда познакомилась с ним, поняла: я – способный человек, а он – талантливый. Поэтому я с самого начала решила, что буду делать все, чтобы он во всей полноте смог раскрыть свои таланты. Помню, когда он уже становился заметным ученым, мы были приглашены на какой-то вечер в Москве и там ко мне подошел академик Анатолий Петрович Александров. Он отвел меня в сторону и сказал: «Вы знаете, что ваш муж сейчас выходит на уровень международной науки. Готовы ли вы помочь ему?» Я кивнула. Я прекрасно понимала, о какой помощи идет речь. Я и так всю жизнь старалась обеспечить ему надежный тыл.

- А какой Федор Михайлович в быту?

- В молодости, да и в зрелые годы он работал с утра до вечера. Правда, отпуск мы всегда проводили вместе своей семьей. Купили лодку и каждый год плавали на ней по Волге. Домик купили в деревне, который даже трудно назвать дачей, и там жили. В отпуск он старался не работать, в том понимании, что ничего не чертил, не считал. Но работа мысли была всегда. Я налью ему чай, а он смотрит на чаинки, и пытается сразу найти объяснение, почему они плавают в чашке именно по этой траектории.