Первая леди железных дорог

удостоилась мемориала

28.07.2010 в 12:44, просмотров: 2183

Сегодня, 28 июля, на одной из станций Горьковской магистрали ее работники в канун своего профессионального праздника откроют мемориальную доску в память о самой первой женщине, служившей на российских железных дорогах.

Полвека назад работавший тогда в краеведческом музее города Вязники научный сотрудник Виктор Маштафаров внимательно изучал и собирал в подшивки старые, неведомо откуда поступившие в фонд газеты. И обнаружил в номерах владимирских и российских газет за 1903 год упоминание о юбилее. “Отмечается 40-летие службы на железнодорожном поприще г-жи Ольги Кнушевицкой, первой русской женщины, вступившей в ряды железнодорожных служащих“, - приводилcя текст телеграммы Российского телеграфного агентства. Газеты сообщали, что местом ее работы был вокзал в Вязниках.

Маштафаров сообщил о своей находке в газету. Имя Кнушевицкой получило известность в Вязниках. И ее уже вспоминали в одном ряду с другими земляками – поэтом Алексеем Фатьяновым, космонавтом Валерием Кубасовым, артистом Василием Васильевым (он играл Яшку Цыгана в “Неуловимых мстителях“).

Между тем в городе и окрестностях никаких Кнушевицких, которые признали бы себя родственниками первой железнодорожницы, найти не удалось. Однако старые газеты, которые попадали в руки к краеведам, открывали подробности жизни «г-жи Ольги».

Вот начало заметки, написанной в 1863 году: “Петербург поразило неожиданное известие - на железную дорогу в качестве кассира принимают женщину“…

Железнодорожный транспорт первую четверть века своего существования в России был исключительно мужской сферой деятельности. Появление здесь женщины совпало с первым бурным всплеском эмансипации в стране. О назначении Кнушевицкой в обществе спорили, как писали тогда журналисты, “буквально до обморока“. Были даже такие, кто заявлял, что больше не поедет по железной дороге. Другие, наоборот, утверждали: где женщина - там порядок будет идеальный…

Вечером 31 июля 1862 года из Нижнего Новгорода в Москву ушел первый поезд с пассажирами. Начальником станции в Вязниках к этому моменту уже работал Степан Кнушевицкий, приезжий человек, вероятно, поляк. Выходцев из Польши было на Московско-Нижегородской дороге в первые годы немало.

Вскоре прошение занять вакансию кассира на этой станции написала дочь начальника Ольга. Разрешение на это дало министерство путей сообщения: необычную просьбу девушки не рискнула выполнить ни одна из нижестоящих инстанций. Она была освидетельствована врачами: считалось, что проходящие мимо поезда “приводят к расстройству здоровья“. С пристрастием проверяли ее профессиональные знания. Хотя, что такое тогдашний кассир, продававший билеты на одну-две пары поездов в сутки по одному маршруту, по сравнению с кассиром сегодняшним?

В апрельском “Журнале путей сообщения“ за 1913 год была опубликована заметка, в которой указаны дата поступления на работу и возраст первой женщины-кассира: “10 апреля 1863 года восемнадцатилетняя дочь начальника станции Вязники Московско-Нижегородской линии главного общества Ольга Степановна Кнушевицкая была утверждена в должности билетного кассира с окладом 300 руб. в месяц“. За сезон бурлак зарабатывал тогда 100-110 рублей, рабочий на строительстве железной дороги за месяц - 25-45 рублей.

Журнал поздравил первую железнодорожницу, уже находившуюся на пенсии, и рассказал о ее жизни: “Ольга Степановна, достигнув возраста, когда молодые девушки мечтают о радостях юности, стала думать о том, как бы облегчить отцу тяжелую жизнь. С сердечным трепетом, помолившись, она подала свою просьбу директору дороги. Целый месяц Ольга Степановна ждала ответа, почти не надеясь на удачу. Но вот наступил радостный день – 10 апреля 1863 года, когда молодая девушка водворилась в кассе и начала свою скромную нелегкую работу, отрешившись от утех юной жизни. Часто она приходила домой обессиленная, бросалась в постель со страшной головной болью. И так проходили годы, прошло полстолетия, прошла молодость, личная жизнь, утекло здоровье. Вот жизнь первой русской женщины-железнодорожницы!".

Жалобы на головную боль как-то плохо соотносятся с тем, что вскоре узнали о Кнушевицкой со страниц “Владимирских губернских ведомостей“. Там ее называли как организатора первого в городе любительского театра. Единственное, что могло, вероятно, омрачать жизнь Ольги Кнушевицкой - она не имела права выйти замуж: либо работа, либо воспитание детей, никаких послаблений матерям на железных дорогах тогда не предусматривалось.

Но, разумеется, в любой момент девушка могла по своему желанию уволиться. Но оставался главный вопрос – как выглядела Ольга Кнушевицкая? Наконец, как сложилась ее судьба? Местные архивы оказались в поисках бесполезны. В них Кнушевицкие не оставили серьезного следа: лишь немногие материалы о железных дорогах оседали в губерниях.

В июне во время командировки в Санкт-Петербург автор этих строк решил попытать счастье в Центральном музее железнодорожного транспорта.

- Кнушевицкая? – переспросила меня заместитель директора по научной работе Людмила Ласточкина. – Знаете, а мы ее вам завтра найдем! Но поймите правильно: сканирование уникального материала стоит у нас полторы тысячи рублей.

И вот в назначенный час Людмила Михайловна, надев белые перчатки, достает из конверта… Невероятно: я думал увидеть старинную фотографию. Но в руках у нее – почтовая карточка. На лицевой стороне – фотопортрет уже немолодой Ольги Степановны Кнушевицкой и небольшой текст о ней. Дата издания не помечена, но о весне 1913 года в тексте говорится уже в прошедшем времени. А место выпуска обозначено как Санкт-Петербург: в августе 1914 года он в связи с начавшейся войной против Германии был уже переименован в Петроград.

Итак, Ольга Степановна Кнушевицкая, первая русская железнодорожница, родилась в 1844 или в 1845 году. Полвека она проработала кассиром. Как минимум, полтора десятилетия – в Вязниках. Затем – во Владимире. Ее зарплаты хватало на то, чтобы помогать детям бедных железнодорожников, живущих на линии.

Доску в художественной мастерской железнодорожники заказали на свои деньги. Это их дань уважения не только к своей коллеге, служившей здесь почти полтора века назад, но и к множеству предшественников – людей, чьи имена уже и не помнятся. На магистрали работает уже седьмое поколение железнодорожников!