Тайны дома над рекой

Знаменитый клад Каменских оставался нетронутым более пятидесяти лет

09.06.2010 в 09:46, просмотров: 9472
Тайны дома над рекой
Особняк Каменских

Верхневолжская набережная – одна из самых красивых улиц Нижнего. Здесь строили свои особняки богатые и влиятельные люди. Бывший дом Сироткина значится под номером 3, Рукавишниковых – 7, Каменских – 11. Причем последний по драматичности произошедших в его стенах событий ничем не уступает своим знаменитым соседям.

Вилла для купчихи

Род Каменских не удостоился в краеведческой литературе такого внимания, как семейства Башкировых, Бугровых или Рукавишниковых. Между тем, это был знатный купеческий род, который основали бывшие крепостные братья Федор и Григорий Козьмичи Каменские. Они родились в деревне Данилихе близ Перми, в семье крепостных князя Голицына. В 30-е годы XIX века занялись извозным промыслом. Дело оказалось до того прибыльным, что вскоре братья смогли выкупиться на волю и основать свое дело. Вырученные деньги они вложили в строительство на сормовском судостроительном заводе буксирного парохода “Работник”. Через десять лет под флагом компании “Братья Ф. и Г. Каменские” ходили 12 пассажирских и 10 буксирных пароходов.

Семейное дело продолжили сыновья старшего из братьев Каменских Михаил и Василий Федоровичи. Они обосновались в Нижнем Новгороде, занимались, кроме собственного предприятия, общественной работой и благотворительностью и даже получили статус почетных граждан города.

Прекрасный дом в стиле неоклассицизма на высокой набережной решился строить сын Михаила Федоровича Федор Михайлович. Так он хотел порадовать жену – Ольгу Ивановну Каменскую. Молодые поженились в 1902 году и были очень счастливы. Ольга Ивановна, как и муж, увлекалась музицированием, любила искусство и особенно – театр. Вот почему дом семьи должен был выделяться на фоне остальных.

Проект монументального здания сделал молодой московский архитектор Б. А. Коршунов. Фасад он выполнил в духе эпохи Возрождения, под впечатлением итальянских вилл. Четырехколонный ионический портик архитектор поставил на высокий цокольный этаж – получился своеобразный пьедестал. Проект по тем временам был достаточно смелый, однако результат хозяйку вполне удовлетворил. Дом был полностью готов к 1913 году.

Между тем, в 1910-е гг. дела фирмы Каменских разладились. Закрылись железоделательные заводы, на Волге и Каме сильную конкуренцию стал составлять пермский пароходчик Н. В. Мешков. Трудное положение фирмы, недостаток семейных средств из-за строительства особняка вызвали разлад в отношениях между супругами Каменскими. Федор Михайлович всецело был погружен в попытки улучшить финансовое состояние семьи. Ольга Ивановна, не имея возможности вести широкую благотворительную деятельность и тяжело воспринимая события Первой мировой войны, шила для раненых, трудилась сестрой милосердия в одном из нижегородских госпиталей. Рождение в 1916 году сына Андрея улучшило обстановку в семье, но революция принесла Каменским новые испытания.

Сердце чекиста топили слезами

В марте 1918 года пароходство Каменских было национализировано. В этот же месяц Нижегородский совет рабочих и крестьянских депутатов принял решение “обложить всех лиц из враждебных революции буржуазных классов чрезвычайным налогом”. Уклоняющиеся от уплаты подлежали аресту, а все их имущество – конфис-кации. Под предлогом невыплаты 100-тысячного налога Федор Михайлович был арестован ЧК. От него требовали внести в банк определенную часть налога. Купец отказывался. Ему опять вежливо предлагали подумать, прод-левая срок заключения.

Неизвестно, сколько бы Федор Михайлович просидел в тюрьме, если бы не его супруга. Она написала на имя председателя губчека Якова Воробьева слезное письмо. Его подлинник до сих пор хранится в Государственном архиве Нижегородской области.

– Здесь несомненное заблуждение, – писала госпожа Каменская наместнику “железного Феликса”. – Муж мой живет в моем доме и на мои скромные средства. В банках у него нет и никогда не было капиталов. Дом совершенно бездоходный и требует больших расходов на содержание. В этом году мы вынуждены распродавать движимое имущество из домашней обстановки.

Письмо сопровождалось квитанциями об уплате подоходных налогов и врачебными справками об острой сердечной недостаточности арестованного мужа.

Неизвестно почему, но глава нижегородских чекистов поверил женщине. Судовладельца отпустили, от уплаты налога освободили по причине отсутствия средств для существования. Вскоре семья эмигрировала за границу. Дом обшаривать не стали. Как оказалось, зря.

626 достояний народа

Минуло полвека. После эмиграции четы Каменских в особняке располагались различные городские учреждения. С 1944 года дом принадлежал Институту химии Горьковского государственного университета. Сейчас уже неизвестно, по какому делу 11 ноября 1973 года в институт зашел инженер жилуправления по фамилии Воробьев. Однако именно он совершенно случайно обнаружил за фанерной стенкой одной из наддверных антресолей рухнувшую кладку.

Обвалившиеся кирпичи обнаружили вместительную нишу, внутри которой виднелись свертки, упакованные в бумагу и плотную ткань. Вскрыв одну из упаковок, инженер понял, что дело здесь нечисто. Вызванные в институт работники нижегородских музеев и отдела борьбы с хищениями социалистической собственности начали доставать и прямо на месте распаковывать многочисленные свертки, коробки и футляры.

Среди находок оказались бронзовые канделябры первой половины XVII века, столовый сервиз фабрики Гарднера, выполненный в стиле ампир, чашки с портретами полководцев Отечественной войны 1812 года и политических деятелей начала XIX века, коллекция фарфоровых статуэток, сервизы мейсенской, севрской, берлинской и венской мануфактур, английской фабрики Веджвуда, несколько десятков картин и еще многое, многое другое. Всего – 626 предметов.

К сокровищам прилагалась их полная опись, фотоальбомы и дневники семьи Каменских, последние страницы которых датированы как раз весной 1918 года. Хозяева оставляли семейные богатства до лучших времен и надеялись когда-нибудь вернуться в родной дом.

Из дневниковых записей стало известно, что основой для будущего клада послужили коллекции отца Михаила Федоровича. Он научил сына не просто собирать красивые вещи, а заниматься коллекционированием осоз-нанно. Михаил Федорович был одним из крупных жертвователей Нижегородского городского художественного и исторического музеев. В отделе ценных книг и рукописей областной научной библиотеки до сих пор хранится “Словарь марок французских и иностранных ювелиров” на французском языке с вытесненной надписью “М. Ф. К.” (Михаил Федорович Каменский) и позднейшим экслибрисом его сына Федора.

В лучшие времена коллекция Каменских была известна и доступна нижегородской интеллигенции. Дом купцов в Канавино под предлогом осмотреть старинные вещи нередко посещали Максим Горький и Федор Шаляпин. Найденные же в тайнике дома над рекой художественные ценности были признаны достоянием трудящихся и переданы в историко-архитектурный музей. Сейчас они хранятся в запасниках Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника.

* * *

После нахождения клада жизнь особняка Каменских постепенно пошла под откос. Вслед за институтом в нем располагалось общество “Знание”, затем министерство культуры Нижегородской области. В 2006 году ходили толки, что особняк станет резиденцией для официальных приемов губернатора Валерия Шанцева. На реставрацию особняка из областного бюджета собирались выделить рекордные 106 миллионов рублей. Однако в какой-то момент передумали. Сейчас вокруг дома возведена сплошная каменная стена, все двери и окна в нем заколочены. Когда у нижегородцев вновь появится возможность побывать в гостях у купчихи Каменской – неизвестно.

P.S. Материал написан на основании документов, хранящихся в Центральном архиве Нижегородской области и в Нижегородском государственном историко-архитектурном музее-заповеднике, а также книги “Каждый род знаменит и славен. Из истории нижегородского предпринимательства XVII – начала ХХ века” (Н. Новгород, 1999).