Новый глава нижегородского управления ФНС не обещает поблажек

03.05.2018 в 17:40, просмотров: 632

Для компетентных органов давно уже не секрет, что Нижегородская область занимает одно из «почетных, высоких» мест в Приволжском федеральном округе по теневому обороту наличных денежных средств, теневой инкассации и сомнительным операциям в кредитно-банковской сфере.

Новый глава нижегородского управления ФНС не обещает поблажек

На эти данные, которые озвучивают представители Росфинмониторинга, сослался на своей первой пресс-конференции новый глава УФНС по Нижегородской области Виктор Большаков, который в марте сменил на посту Владимира Шелепова, обвиненного в коррупции и ныне пребывающего в СИЗО в Москве.

Плательщики «под гнетом»?

«Сфера теневого бизнеса нас сильно беспокоит. В наших планах – сокращение этого “серого” сектора экономики, – заявил главный налоговик. – Говорить о том, что все плательщики “белые и пушистые”, а налоговые органы занимаются произволом, поэтому надо отказываться от налоговых проверок, сегодня было бы крайне опрометчиво и преждевременно. Мы этой сферой будем пристально заниматься совместно с прокуратурой, Росфинмониторингом и МВД. Теневая сфера является как раз резервом для увеличения налогов».

Большаков считает, что разговоры о налоговом прессинге или произволе сильно преувеличены. «Мы не проверяем всех подряд, огульно, за прошлый год сделали всего 500 проверок – это 0,5% от общего количества плательщиков. По их результатам доначислено 4 млрд рублей, при этом самостоятельно налогоплательщики заплатили 276 млрд рублей, – уточняет Виктор Большаков. – Проверка (камеральная или выездная) назначается не с бухты-барахты – дескать, Вася, ты должен три миллиарда, – а на основе анализа финансово-хозяйственной деятельности. Каждый плательщик подвергается рассмотрению на предмет возможного нарушения, а также, в случае отклонения его показателей от средних значений по рынку, отрасли и с точки зрения проведения сомнительных операций. Если налогоплательщик попал в план проверок, значит на него у нас уже есть какая-то информация, и она выражается в конкретном рублевом эквиваленте. Выявить нарушения для нас не самоцель. Но у нас есть закон о бюджете, где написано, сколько государство ждет от налогоплательщиков поступлений в бюджет».

«Кстати, плательщик имеет возможность уточнить выплаты, поправить декларацию, заплатить пени, – заключает Большаков. – Поэтому проверки никуда не денутся». (За 1 квартал 2018 года проведено 119 проверок, в бюджеты всех уровней поступило 1 млрд 864 млн рублей, на 33% или на 924 млн рублей меньше, чем за аналогичный период 2017 года.)

За 1 квартал 2018 года проведено 119 проверок, в бюджеты всех уровней поступило 1 млрд 864 млн рублей, на 33% или на 924 млн рублей меньше, чем за аналогичный период 2017 года.

Но что в УФНС обещают исправлять – так это чрезмерную закрытость фискальных органов, нежелание ни с кем общаться и сообщать информацию о своих действиях.

«Будем встречаться, общаться, в том числе с предпринимателями, а не ограничиваться отписками», – заверяет Большаков.

Почти миллион должников

По данным налоговиков, в Нижегородской области сформировалась очень большая задолженность по имущественным налогам: на 1 апреля она составляет 2,5 млрд рублей.

«В регионе сегодня 973 тысячи должников (каждый третий, не считая младенцев. – Ред.), хотя мы заранее разослали 1 млн 800 тысяч уведомлений, но почти половина адресатов до сих пор свои обязанности не исполнили, – говорит Большаков. – Тесно работаем с судебными приставами. В 1 квартале 2018 года ими было проведено около 200 арестов имущества, 16 арестов транспортных средств».

В первом квартале 2018 года 168 нижегородцев были ограничены в своих передвижениях за рубеж, поскольку вовремя не заплатили налоги. Хотя задолженность по налогам в Нижегородской области в первом квартале 2018 года снизилась на 5% и составила 27,7 млрд рублей. Но имущественный налог, транспортный (по нему задолженность 1 млрд 715 млн рублей) – это местные и региональные сборы, они остаются в бюджете города.

«На эти деньги можно было бы что-то полезное в области сделать, – говорит Большаков. – Привычки и понимания вовремя оплачивать у нас еще не выработалось. Но, конечно, большая часть наших плательщиков все-таки свои обязательства выполняют. Но напоминаю, крайний срок подачи деклараций по НДФЛ – 3 мая. Тот, кто хочет получить имущественный или налоговый вычет, после 3 мая уже не сможет этого сделать».

Незаконное стабильно

В то же время начальник Управления МВД РФ по городу Нижнему Новгороду Владислав Пронин, выступая недавно перед депутатами гордумы Нижнего Новгорода, особо выделил неспадающий объем незаконного предпринимательства, в том числе связанного с алкогольной торговлей. По данным полиции, в Нижнем Новгороде действует около 150 адресов несанкционированной торговли, причем цифры отличаются «стабильностью».

По словам же главы УФНС Виктора Большакова, большая часть розничной торговли находится на спецрежимах, четыре варианта, специально разработанных, чтобы сократить взаимодействие с фискальным ведомством. Это нормально, законно, и мы их в основном не проверяем, если только кто-то что-то серьезно нарушит, говорит он. По словам Большакова, мигранты встают на учет и ежемесячно платят за патент, чтобы работать легально, суммы этих поступлений исчисляются сотнями миллионов рублей.

А по данным нижегородской полиции, порядка 148 тысяч иностранцев поставлены на учет в Нижнем Новгороде за прошлый год. Лидируют по миграционному потоку Таджикистан, Узбекистан, Украина и Азербайджан.

«Это целый район города! – говорит Владислав Пронин. – При этом выявлены 3200 незаконных мигрантов, около 250 лиц выдворены за пределы страны. И такой миграционный наплыв может серьезно осложнить обстановку в городе».

В то же время глава УФНС затруднился ответить на вопрос, сколько же физических лиц, потенциальных налогоплательщиков в Нижнем Новгороде, их ведомство вообще «не видит». Нет ни счетов, ни деклараций, ни других косвенных признаков…

Понятно, что те, кто не платят, находятся вне конкурентной среды, а точнее сильно ее портят. И этот сектор, похоже, соответствующими органами «сильно не проработан».

«Мы, конечно, иногда читаем новости, что у одного безработного отняли пять миллионов рублей, или машину угнали за три миллиона, или квартиру обокрали. Возникает вопрос, что со статистикой по безработице у нас не все благополучно или граждане что-то недоговаривают, – размышляет главный мытарь. – Но в налоговой системе отсутствует контроль за расходами рядовых налогоплательщиков, хотя раньше, на заре, такое было. Сегодня Минэкономразвития России “дает” теневой оборот экономики в стране в пределах 10–20%, и это оценочные данные. По Нижегородской области нет цифр, документально подтвержденных. Мы иногда обнаруживаем только по косвенным признакам, что у человека есть квартира, машина, земельный участок, за которые он недоплатил, и он нигде не работает».

«Недавно проходил ТО на своем личном автомобиле, – рассказывает Виктор Большаков, – вижу в автосалоне объявление: “Ув. клиенты, можете расплатиться банковской карточкой: при прохождении ТО – без ограничений, при покупке автомобиля – не более ста тысяч рублей”. Казалось бы, зачем салону нужно, чтобы клиенты приходили с мешком денег? Удобней карточкой расплатиться, и кассиру пересчитывать не надо, за инкассирование платить и т. д. Но, думаю, до банка из этой суммы вообще ничего не доедет, ни рубля, вся наличность на корню будет продана, каждый рубль трудового народа будет выведен из легального оборота. Схемы вывода очень просты – липовые договора, сомнительные или неоказанные услуги, несуществующие поставки товаров. Все это в налоговом отчете отражается как расходы и вычеты по НДС. Есть ряд розничных сетей, которые ни копейки наличных на свой расчетный счет не кладут из выручки, а все продают. Значит, кому-то это нужно, кто-то зарплаты наличкой выплачивает, кто-то взятки дает, кто-то поставки осуществляет без отражения на счетах и т. д».

«В рамках расследований уголовных дел следственным комитетом за прошлый год нарушителями было уплачено порядка 700 млн рублей, – добавляет Большаков. – Налоговые органы – не оперативные и не следственные органы. Доказать умысел в налоговых нарушениях не всегда возможно».

Одно из значимых событий работы налоговой службы в 2018 году – это переход на онлайн-кассы (ККТ). С 1 июля 2018 года для налогоплательщиков наступит новый этап. У тех, кто на ЕНВД или на патентной системе налогообложения имеют торговые автоматы, должны открыть онлайн-кассы. Пока в регионе зарегистрировано 34,5 тысячи касс. Еще не перешли на эту систему – 10–11 тысяч, им грозит штраф 10 тысяч – для должностных лиц, 30 тысяч рублей – для юрлиц. Но, правда, есть послабления для тех, кто оказывает услуги населению и не имеет наемных работников.