«Цифровая экономика» пришла в «нижегородскую агломерацию»

Мы поддерживаем правильные идеи отнюдь не делами

11 января 2018 в 13:14, просмотров: 1709

Ничего не имею против цифровой экономики, агломерации и прочих инноваций-модернизаций, но когда вдруг все в один голос и, что самое удивительное, в один и тот же день начинают твердить, что только и ждали, когда начнем строить цифровую экономику, и что вот настал самый подходящий момент для создания агломерации, то почему-то в такое хоровое пение не верю.

«Цифровая экономика» пришла в «нижегородскую агломерацию»

Вот уважаемый профессор с умным видом приводит плюсы цифровой экономики, причем делает это со свойственной ему системностью и глубиной анализа. И аргументы звучат убедительные, и диаграммы наглядно показывают все преимущества новой для нас идеи. Но как вспомню, что еще пару месяцев назад этот же профессор столь же убедительно докладывал о стратегическом видении будущего региона и не было в этой его вдохновенной футурологии никакой цифровой экономики, так меня, как киношного тезку, терзают смутные сомнения.

А вот не менее уважаемый депутат, уже успевший высказаться в пользу агломерации, тычет пальцем в смартфон и набирает в строке поиска эту самую одобряемую им агломерацию. А неподалеку журналист уж выставляет на сайт одобрительный комментарий этого депутата.

Чуть ли не половина нашей многое прошедшей и пережившей региональной элиты готова маршировать строем под любым новым знаменем, развернутым начальством, и петь строевые песни. И это не к начальству претензия, а к нам самим. Потому что мы опять дружными рядами печатаем шаг и на каждом таком шаге со всей силы наступаем на одни и те же грабли.

Не знаю, что вы вспоминаете в начале нового года, а я задумываюсь о том, что было в такой же год в прошлых двенадцатилетних циклах восточного календаря. В эти январские дни, к примеру, вспоминаю годы Собаки. Взять хотя бы 1982-й. Не очень сытное было время. В стране – дефицит продовольствия. И те продукты, без которых трудно представить новогодний стол, приходится доставать. Колбаса и зеленый горошек – в пайках, мандарины и шпроты – по блату. Даже советское руководство осознало, что дальше так жить нельзя. И вот в мае объявили о принятии Продовольственной программы СССР. Провозгласили задачу увеличить производство пищевых продуктов в 2,5 раза к 1990 году. И под дружные одобрительные аплодисменты взялись за реализацию. Или за пропаганду, то есть в современных понятиях за пиар. Еды от этого, правда, не прибавилось. Зато как дружно кричали «ура» в ответ на призыв увеличить производство корнеплодов на душу населения! Нынче на вопрос о Продпрограмме даже студенты-историки не все могут ответить.

А следующий год Собаки – 1994-й – наступал после горячей осени 93-го с расстрелом Белого дома и после выборов нового представительного органа – Государственной Думы. 12 декабря наибольшее число голосов на самых свободных до сей поры выборах собрала ЛДПР во главе с Жириновским, а всего в Думу прошли по спискам представители аж восьми партий, включая «Яблоко», аграриев и «Женщин России». Веселое было время, хотя опять же не очень-то сытое. Инфляция, снова дефицит, зато по телевизору такое шоу, с каким ни один «Дом-2» не потягается! И снова все хором скандировали новое слово: «Дума! Дума!» Теперь это слово чуть ли не ругательное.

Прошло еще 12 лет, и снова наступил год Собаки – 2006-й. Самый пик тех лет, которые теперь называют «жирными». И обсуждали в те новогодние дни вступавший в силу с 1 января федеральный закон № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Дивились небывалой прежде свободе выбора, потому как новый закон устанавливал несколько возможных моделей организации МСУ – от прямых выборов мэра до экзотической по тем временам двуглавой и еще более экзотической «одноглавой технической», когда главу МСУ нанимают по контракту по результатам конкурса. И ведь главная идея была, что сами муниципалитеты будут решать, какую модель для себя принять. «Модели МСУ! Модели МСУ!» – пел хор городов под звон бокалов с шампанским. Да-да, это были те самые модели, которые сегодня мы меняем одну на другую по рекомендации сверху и которые мало кого интересуют.

Так что вы там говорите: цифровая экономика и агломерация? Красивые слова, и опять год Собаки. Запишу, пожалуй, эти слова в блокнот или добавлю в файл, который теперь хранится в облаке. Чтобы в первые дни 2030-го напомнить тем, кто позабудет, что это значит.

Хотя по смыслу-то все верно. Я ведь и сам в 2010-м про агломерацию говорил и писал. А в 2012-м выступал на тему цифровой логистики экономических процессов как источника снижения издержек и роста эффективности. Только тогда хора на эти слова не было.



Партнеры