Хроника событий Архангельское получило высшую степень защиты Трое смолян могут сесть в тюрьму за угрозы физической расправы Интернет-мошенник обманул смолянина при продаже стройматериалов Игорь Митрофанов обещал Кривошеину «переговорить по бизнесу», с первыми лицами власти В Казани решили вернуть турецкие помидоры на российские прилавки на месяц раньше

Должности бизнес-омбудсмена в Нижегородской области исполнилось пять лет

3 октября 2017 в 13:52, просмотров: 641

Пять лет назад в Нижегородской области появилась – даже не должность, а реальный человек, защищающий права предпринимателей, – нижегородский бизнес-омбудсмен Павел Солодкий. Становление нового института проходило, как и все новое, не гладко. Но есть успехи, есть результаты.

Должности бизнес-омбудсмена в Нижегородской области исполнилось пять лет

Принимаем не только жалобы

Решение о назначении Павла Солодкого, известного в Нижнем Новгороде бизнесмена, на эту должность было озвучено на Международном бизнес-саммите 27 сентября 2012 года уполномоченным по правам предпринимателей при президенте РФ Борисом Титовым и тогда губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым. Его рекомендовали Торгово-промышленная палата, Российский союз промышленников и предпринимателей, «Деловая Россия» и «ОПОРА России» (Павел Солодкий ранее был председателем нижегородского отделения «Деловой России»).

Сначала с сентября 2012 года по январь 2014 года он работал уполномоченным по правам предпринимателей на общественных началах в статусе советника губернатора. И сразу, тогда еще, не побоялся, резко высказался в защиту предпринимателей, которые подверглись необоснованному давлению со стороны правоохранителей.

Полноценно, как отдельный госорган, аппарат уполномоченного стал функционировать после принятия соответствующего регионального закона.

«Был разработан закон о бизнес-омбудсмене, мы боролись за то, чтобы этот институт был отдельным независимым госорганом в структуре правительства, а не как подчиненный», – вспоминает Павел Солодкий.

За пять лет бизнес-омбудсмену поступило 3177 обращений от предпринимателей, устных и письменных. 145 касались уголовного преследования. Было подписано 18 соглашений о сотрудничестве с прокуратурой, главой регионального МВД, управлением ФАС, Налоговой службой и так далее. Последнее соглашение, сентябрьское, – с новым главой Нижнего Новгорода Елизаветой Солонченко.

Подводя итоги работы, бизнес-омбудсмен объяснил, какие проблемы удалось решить, какие сдвинулись с мертвой точки, а какие только появляются.

– Надо понимать, – говорит Павел Солодкий, – что наш институт работает с жалобами предпринимателей по определенным темам, которые касаются препятствий со стороны муниципалитета, госорганов, контрольно-надзорных. Мы не выступаем «судьями», регулятором в спорах между предпринимателями, возможно, только в роли медиатора.

Такие случаи единичные, но были: говорят, мы не хотим друг с другом общаться и в суд не хотим идти. И слава богу, их удавалось разрулить, – отмечает Солодкий. – Мы даем заключение по законопроектам, которые принимаются на областном уровне. К сожалению, раньше мимо нас проходили нормативные акты, которые принимались на местах. Пока мы с муниципальными властями не подписали соглашение, город не обязан был направлять нам предварительно проекты документов. Мы порой только постфактум могли реагировать, когда нам уже начинали жаловаться предприниматели. Тогда обращались в прокуратуру, пытались корректировать нормативный документ. Мы также мониторим соответствие федеральных, областных законов. Были выявлены десятки таких моментов, по которым мы просили реагировать Бориса Титова, а он, в свою очередь, отмечал их в своем докладе президенту России. Например, по поводу анонимных жалоб, которые подавались в контрольно-надзорные органы.

Несколько лет назад такая история с анонимками или ложными координатами, адресами достаточно часто происходила. Госорган «брал под козырек» и шел проверять бизнес – оказалось, что таким образом предприниматели сводили счеты. Сегодня такое в основном изжито.

Проверок стало меньше?

– Мы опираемся на бизнес-структуры, общественные предпринимательские организации, – продолжает Солодкий. – Ведем просветительскую деятельность в муниципалитетах. Иногда бывало так: встает глава района и говорит – а можно я пожалуюсь вам на наших предпринимателей?

Но предпринимателей на местах нужно беречь, потому что отток из глубинки в район, в центр, в город идет. Уезжает бизнес, и сокращаются рабочие места.

По настоятельной просьбе президента РФ Генпрокуратура взяла под особый контроль проверки бизнеса. И мы очень плотно работаем с прокуратурой. Поскольку бизнес-омбудсмен не имеет права проводить проверки, обращаемся в органы и получаем ответ.

По указанию Юрия Чайки первый вторник месяца в ведомстве – единый день приема предпринимателей. Мы с прокурором области (уже бывшим – Олегом Понасенко) выезжали в районы, и прокуроры на местах принимали людей, разъясняли. Более ста встреч проведено. Не всегда у местных предпринимателей хватает юридической грамотности и правового кругозора, чтобы понять, законно или нет предписание, которое он получил,.

С другой стороны, прокуроры интересуются, почему предприниматели не приходят к нам и не сдают чиновников, которые требуют взятки. «Да, они вам не верят, – говорю я им. – Но, отмечу, прокуратура – молодцы, они сделали большой шаг вперед, на 30% сократили количество плановых проверок».

Институт уполномоченного по собственной инициативе издает журнал, где рассказывается о последних изменениях в законодательстве, работе контрольно-надзорных органов. Эти госструктуры должны регулярно встречаться с бизнесами и рассказывать, как они модернизируются.

– Не должно быть как раньше: план по штрафам, и все, отчитался, премию получил, – говорит бизнес-омбудсмен. – Но мы зафиксировали всплеск внеплановых проверок. Как это бывает, пошли одно проверять, «зацепились» за другое и так дальше… У меня десятки общественных помощников, которые могут сразу дать экспертное мнение, потому что сразу направлять жалобы в контрольно-надзорные органы нежелательно, особенно по части налоговых претензий. Люди из бизнеса помогают добровольно и бесплатно, особенно когда появляется резонансное дело, как, например, в Сарове, когда предприниматели оттуда написали письмо президенту России и полпреду Михаилу Бабичу (по поводу резкого взлета арендных ставок. – Ред.). До сих пор отслеживаем процесс, потому что ситуация там еще не успокоилась.

Еще одна очень важная процедура – оценка регулирующего воздействия – внедряется с 2014–2015 годов. Принимаемые нормативные акты должны публиковаться на уровне проекта и обсуждаться в профессиональных сообществах.

– Процедура проводится, но часто просто формально, – говорит Павел Солодкий. – Вывесили проект на каком-то сайте, а бизнес и не знает об этом. Предприниматель не ходит каждый день на сайт администрации. И получается, что нормативный акт принят, а те, кого он касается, об этом и не слышали. Вот недавно на заседании Думы Нижнего Новгорода принимали изменения в сфере рекламной деятельности. Спрашивают, а бизнес-омбудсмен об этом знает, видел? Нет, не видел, и глава города Елизавета Солонченко попросила меня в оперативном режиме встретиться с бизнес-сообществом. Выясняются любопытные обстоятельства: ряд организаций уже давал отрицательное заключение на этот проект, но об ничего не было сказано, когда он принимался. А оценка (ОРВ) проходила целый месяц, документ висел на сайте. Хочется, чтобы бизнес был активнее, потому что потом отматывать тяжелее. Как это, например, случилось с рамками весового контроля.

Поменять психологию проверяющих

Это скандал действительно громкий, и проблема до сих пор не урегулирована, хотя подключились уже все структуры.

– С апреля жалобы получаем, более 40, от грузоперевозчиков. С января 2017 года в области на федеральных трассах установили рамки грузового весового контроля, и предпринимателям начали прилетать такие штрафы, что мама не горюй, – в несколько сотен тысяч рублей. В среднем 400 тысяч. А один грузоперевозчик получил за день на три миллиона рублей – несколько раз проехал рамку с перегрузом. И не знал об этом. Никаких предупреждающих знаков на подъезде к рамкам нет, и SMS не пришла, человек просто не в курсе, что он что-то нарушил, пока не приходит штраф, – подчеркнул Павел Солодкий. – Так это не сохранение дорог, а напротив! Проблема касается в основном жидких грузов – бетон, топливо, масло. При торможении оно перетекает в одну сторону и увеличивает нагрузку на переднюю ось, рамка контроля мгновенно считывает информацию, хотя по факту перегруза не было. Но уже пошли штрафные санкции.

(Правда, ранее министр транспорта Александр Герасименко отмечал, что проверки работы рамок были и сделан вывод, что рамки работают корректно. – Ред.)

– Неправильные данные о перегрузке транспорта появляются из-за кривизны дороги, а также из-за того, что водитель резко тормозит. Значит, говорят нам, не надо тормозить, – продолжает бизнес-омбудсмен.

Он отметил, что раньше можно было оспорить штраф, пройдя проверку на стационарных пунктах весового контроля. Но сейчас такие пункты убрали.

В феврале 2017 года сообщалось, что ПАО «Ростелеком» ввело в эксплуатацию автоматизированную систему весогабаритного контроля за движением тяжеловесных и крупногабаритных транспортных средств по автомобильным дорогам Нижегородской области. Проект реализован в рамках ранее заключенного соглашения о государственно-частном партнерстве между правительством Нижегородской области, ГКУ НО «Центр безопасности дорожного движения» и «Ростелекомом».

– По нашим оценкам, в Нижегородской области за девять месяцев было выписано около трех тысяч протоколов. Порядка 800 миллионов рублей штрафов получили грузоперевозчики в Нижегородской области. Тысячи обращений в суды. А там говорят: все правильно, законодатели такой закон приняли, чтобы дороги не разбивали. Интересно, какая цель у властей: собрать побольше штрафов или все-таки сохранить дороги? – задается вопросом Павел Солодкий.

Он сообщил, что теперь аппарат уполномоченного по правам предпринимателей будет бороться с проблемой совместно с Ассоциацией международных автомобильных перевозчиков.

Обращение на данную тему будет направлено уполномоченному при президенте России по правам предпринимателей Борису Титову, а также врио губернатора Нижегородской области Глебу Никитину.

Шуба из Шахуньи

Есть анекдотичные случаи. Например, про шубу в Шахунье! Правда, предпринимательнице, которая продала шубу местной чиновнице, не до смеха. От безысходности она уже плачет. Чиновница через некоторое время пришла сдавать шубу обратно, но требует уже не 80 тысяч рублей, а 120 тысяч за то, что предпринимательница пользовалась ее деньгами.

– Я позвонил в областное ведомство, – рассказывает Павел Солодкий. – Так и так, – какие можно принять меры? Проходит месяц, и эта предпринимательница рассказывает, что к ней пришла проверка уже в 25 человек. Все контрольные органы объединились… Да я счастлив буду, если кто-то на меня за то, что эту историю везде рассказываю, в суд подаст. Мне хочется, чтобы от этой женщины просто отстали, столько она судов и проверок за год прошла!

Или вот предприниматель-патриот вернулся в свой район. Построил там гостиницу, ресторан, решил развивать туристический бизнес. Не сложились отношения с главой района. Тот запретил своим служащим посещать его заведения и мероприятия там проводить. Больше того, рядом с этой туристической территорией – в результате конкурса – другой предприниматель открыл торговлю предметами ритуальных услуг. Идешь в гостиницу – и тебя «гробы приветствуют». Доказательств противодействия властей нет, но конкурс кто организовал?

Такие у нас особенности местного туризма и предпринимательства.

Другой предприниматель управляет пятью домами в Сормове. Прибыль всего ничего – 5–10 тысяч, но против него уже провели 34 проверки. По результатам наложено штрафов на 654 тысячи рублей. Мусорный бачок стоит криво, на бордюре, у мусорного бачка открыта (отсутствует) крышка и т. д. Предприниматель говорит: мне люди доверили управлять домами, и вот такой «танец» около мусорного бачка каждый день.

– Я не понимаю, – недоумевает защитник предпринимателей. – Украли крышку у бачка – и сразу штраф предпринимателю. Он сам пострадавший – у него крышку украли. А на него штраф накладывают! Должна же меняться психология проверяющих людей!

По комфорту ведения бизнеса Нижегородская область занимает 59-е место в РФ, – констатирует Павел Солодкий. – Но надо понимать, что бизнес подвергается воздействию всей среды, которая создается всеми органами власти, разных уровней – федеральными, муниципальными. Земельные отношения – масса жалоб. Регулирование передавали то на уровень субъекта, то на уровень муниципалитета. Бизнес на местах не знал уже, куда бежать, когда надо киоск передвинуть на метр. Федеральные органы не зависят от нашей бизнес-среды, я всегда говорю: их зарплаты не зависят от наших налогов. Пришел нормальный руководитель – слава богу! А если не очень – то такую «среду» и получим, а оценку поставят области. И интересы разные – производственников, строителей, торговли. У нас олигархов в области нет! В основном средний и мелкий бизнес, и его надо беречь, – заключает Павел Солодкий.

Санкции . Хроника событий



Партнеры