Чем будем отчитываться Нижегородская область в Год экологии

28 сентября 2017 в 17:15, просмотров: 1377

Ситуацию с обеспечением экологической безопасности при обращении с промышленными отходами на территории Нижегородской области обсуждали на комитете по экологии и природопользованию Заксобрания. Но не обошли стороной и «отходы» в целом.

Чем будем отчитываться Нижегородская область в Год экологии
Фото: департамент Росприроднадзора

Пока с накопленным экоущербом и несанкционированными сбросами справиться не удается, констатировали депутаты, представители федерального надзора, общественники. Даже с тремя самыми известными дзержинскими свалками, очень подорожавшими, которые несколько лет назад определены президентским Госсоветом к ликвидации, еще только начинают работать – госэкспертиза проектов прошла летом.

Упали в экорейтинге

«За год, с 2016 года, Нижегородская область переместилась по данным рейтинга общероссийской общественной организации «Зеленый патруль» с 55-го на 74-е место из 85 субъектов федерации, – напомнила эксперт, заслуженный эколог РФ Клара Романова. – Например, объем промотходов на свалке бывшего завода “Корунд” оценивается в размере более 400 тысяч тонн (в основном это опасные вещества). И есть подозрение, что отходы продолжают поступать».

Эколог представила фотографии нижегородских свалок, как старых, так и вновь обнаруженных. Картинки страшные. Гектары, тонны шламов, строительного мусора, даже крайне вредного для легких асбеста.

По словам Романовой, из более чем 4 млн тонн отходов, которые ежегодно образуются в регионе, 2,8 млн тонн – это промотходы.

«Нам говорят, что из этого объема около 2 млн якобы вывозится в другие регионы», – отметила она.

Однако, по данным общественников, есть случаи, когда, напротив, к нам из других регионов везут нефтешламы. В частности, в отвал в Козинском лесничестве, где давнее накопление кислых гудронов. Участок передан сельской администрации, а она не знает, что с ним делать.

Еще в 2013 году на Госсовете этот объект подробно обсуждали президент России Дмитрий Медведев, представители Минприроды РФ, ученые. Они планировали, как можно уничтожить и «обезвредить» это губительное для окружающей среды «ядовитое море».

Из стенограммы Госсовета

«За последние 150 лет на территории России накоплены миллионы тонн кислых гудронов. Только в Нижегородской области их накопилось порядка 300 тыс. тонн».

«В Козинском лесничестве они спрятанные там лежат, – пояснил, отвечая на вопрос Медведева, замдиректора НИИ химии ННГУ имени Н. И. Лобачевского А. Ли. – Пытаются защищать, но несанкционированные сбросы все равно делают. В районах, где находятся пруды с кислыми гудронами, происходит глубокая деградация окружающей среды. Загрязнению углеводородными отходами подвержены все сферы, окружающие жизнедеятельность человека: почва, реки, подземные воды, источники питьевой воды (в данном случае в Нижегородской области) и воздушное пространство. Разработанная технология позволяет не только экологически безопасно утилизировать кислые гудроны, но и получить товарный углеводородный продукт, пригодный для применения в промышленности, в частности битум и жидкое топливо. Мы ведем работу с РосдорНИИ по применению полученных битумов в дорожном строительстве. Работы по проекту производились группой ведущих ученых НИИ химии под руководством лауреата Госпремии, профессора Аркадия Даниловича Зорина. На сегодняшний день технология защищена семью патентами. Работа продолжается как в сторону углубления и совершенствования этих процессов, расширения возможностей, так и в сторону удешевления создания установки». С тех пор про успехи в ликвидации пруда с кислыми гудронами ничего не слышно.

Новые «залежи»

На слайдах депутатам показали и свалки промотходов в Выксе, и контейнеры с опасными отходами (II и III класс) обанкротившегося ОАО «Заря».

На старом Игумновском полигоне появились огромные «копанки» – ямы, откуда что-то явно доставали. Предположительно металл с помощью тяжелой техники.

По-прежнему вызывают тревогу уже закрытая, в том числе и шлагбаумом, Шуваловская площадка и несанкционированная свалка на ул. Коновалова в черте Нижнего Новгорода. Там свалены железобетон, стекло, деревянные отходы.

«Местные жители и юрлица, которые рядом находятся, говорят, что там сваливали и промышленные отходы, присыпали бытовыми, привозили какие-то синие бочки, что-то сливали. Потому что не могут бытовые отходы так долго гореть», – говорит эколог.

Хотя местные власти говорят, что контролируют ситуацию и никаких заездов с отходами не допускают.

«На ул. Родионова недавно обнаружили свалку ртутных ламп недалеко от гаражей, – сообщила Романова. – У нас 22 объекта, которые загрязняют почву, и еще около 40 несанкционированных объектов размещения промотходов. К сожалению, в области до сих пор не выстроена система обращения с отходами. Надо создать такие условия, чтобы всем участникам было удобно и выгодно работать цивилизованно, не нарушая закон. В регионе не создано новых мощностей (для хранения, утилизации, обезвреживания. – Ред.), а те, что есть, на грани исчерпания. Нет полигонов для отходов 1–2-го класса опасности, 3–4-й класс сбрасывают иногда даже на полигоны ТКО. Ведомственные полигоны имеют свою узкую привязку к конкретным предприятиям. И большой вопрос, все ли машины с промотходами доезжают до Чувашии и Ульяновской области, где находятся специализированные предприятия для складирования и обеззараживания».

Нелегалов и нарушителей выявить можно, но нет механизма изъятия транспортных средств, считают эксперты. И адресуют вопрос представителям Росприроднадзора.

Почему сваливают не там, где можно?

«Наша задача – недопущение заражения окружающей среды, – поясняет и. о. заместителя начальника департамента Росприроднадзора по Приволжскому федеральному округу Валентин Пономарев. – Сегодня регламентирована вся процедура обращения с промотходами: первичный учет на предприятии (производитель), транспортировка спецтранспортом и размещение на специальных полигонах. Исходя из этих правоотношений департамент и пытается выстраивать работу с отходообразователями и перевозчиками. Но сказать, что мы полностью контролируем процесс, было бы неправильным. Мы видим только ту хронологию процесса, которую нам предоставляет предприятие, демонстрируя добровольность и открытость.

А по факту несанкционированные сбросы и размещения – это продукт недобросовестного отношения граждан и юрлиц. Зачастую имеем ситуацию: предприятие крупное, хорошее, но входит в процедуру банкротства, и отходы переходят в разряд брошенных. Нам остается только выдать предупреждение администрации и обратиться в природоохранную прокуратуру, чтобы она через суд понудила принять объект на баланс муниципалитета. Потому что по закону ответственность за брошенные отходы несет собственник земельного участка».

Пономарев призвал муниципалитеты лучше следить за тем, что происходит у них на территории: «Не надо переводить ответственность на федеральные и другие органы власти. Сами не допускайте, чтобы внутренний, захламленный полигон банкротящейся организации был сброшен на плечи муниципалитетов, а земельный участок (без компенсации. – Ред.) передан в собственность. Надо сигнализировать федеральным органам, если возникла проблема. Мы посылаем запросы о несанкционированных местах свалок, и если нам муниципалитеты говорят, что таких мест нет, приходится верить. Но выезжая на место, мы видим другую ситуацию».

По его мнению, законодатели должны выдать рекомендации по части промотходов: попадет ли это направление в сферу регионального оператора, определить, кого можно допускать к перевозкам, а кого нет.

«С 2012 года, когда лицензии на перевозку отходов были отменены, возник хаос в этом вопросе, – продолжил Пономарев. – Работают там и частники, и нелегалы. И перевозчики не хотят возвращаться в регулируемое поле».

Хотя сама деятельность полигонов по обращению с отходами является лицензируемой.

«Мы можем начать применять меры административного воздействия. Но как только мы пытались проанализировать информацию, выстроить цепочку – от перечня мусорообразователей до объектов размещения, – так нас сразу обвинили в том, что мы “кошмарим бизнес”. Перевозчики заявили, что ставим административные барьеры. Зафиксировать факт, обратиться в правоохранительные органы и выдать местной администрации предупреждение – все, что можем сделать. Останавливать транспортное средство без органов ДПС, перемещать его на какую-то спецстоянку не имеем права. Как только будет отработан механизм задержания и изъятия транспортного средства, сразу увидим реальный результат», – заключил представитель федерального ведомства.

«Не раз мы посещали объекты накопленного ущерба в том же Балахнинском районе, куда продолжают свозить отходы. Но их туда привезли конкретные люди, – констатирует председатель комитета по экологии Заксобрания Владислав Атмахов. – По факту: перевозчики “снесли” наше предложение об оснащении приборами ГЛОНАСС всех машин, занятых в этом бизнесе. Видимо, не хотят, чтобы можно было отслеживать маршрут передвижения отходов».

«Мы уже второй созыв Заксобрания говорим об одном и том же: как “успешно” в Нижегородской области решается проблема обращения с отходами, – говорит депутат регионального парламента Роман Кабешев. – А у нас ничего не сдвинулось! Ведомственные площадки на грани заполнения. Разве мы можем быть уверенными, что промотходы везут туда, куда нужно? Каждая структура говорит, что свои задачи успешно решает. Год экологии заканчивается. Что-то изменилось реально? Ничего. Мы с таким трудом пробивали ЧМ-2018 года в Нижнем Новгороде. Чем область будет отчитываться? Программа строительства полигонов ТБО завалена, промышленного полигона ни одного нового не создано, количество несанкционированных свалок меньше не становится! Политическая воля есть или нет? Чтобы собраться всем и закрыть вопрос!»

«С 2016 года у регионов нет полномочий по строительству промполигонов за бюджетный счет, только за счет инвесторов, – пояснила первый замминистра экологии региона Наталья Мочалина. – Инвесторы, может быть, и хотят, но вопрос требует совместного подхода: и предприятий, которые обязаны по закону заключать договоры на вывоз наработанных отходов (ассоциация промышленников), и инвесторов, и власти».

Понятно, что новый полигон потребует соответствующих затрат и окупаемости. И, видимо, пока ситуация всех устраивает. До поры до времени.

Низина заинтересовала ФСБ

На днях специалисты департамента Росприроднадзора по ПФО провели комплексное обследование территории Бурнаковской низины (Бурнаковский проезд – ул. Коминтерна – Сормовское шоссе).

«Зафиксированы множественные места загрязнения почвы, в том числе нефтепродуктами, кислыми гудронами, нефтешламами, строительным и бытовым мусором, – говорится в сообщении ведомства. – Ряд из них образовался в результате прошлой хозяйственной деятельности. Однако значительная часть выявленных мест относится к вновь образованным, что говорит о продолжающемся планомерном захламлении территории. Инспекторами департамента зафиксированы факты несанкционированного сброса мусора. Задержанные владельцы грузовых транспортных средств, привлечены к административной ответственности. На одном из земельных участков выявлен несанкционированный объект размещения отходов, на котором дельцы “мусорного бизнеса” даже организовали охрану. По данным фактам проводится административное расследование».

«Задача на сегодняшний день – остановить превращение Бурнаковской низины в несанкционированную свалку, лишить виновных чувства собственной безнаказанности, – подчеркнул начальник департамента Росприроднадзора по ПФО Олег Кручинин. – Работа уже ведется в тесном взаимодействии с правоохранительными органами, природоохранной прокуратурой и ФСБ. Мы также рассчитываем на эффективное содействие со стороны муниципальных властей, которые в первую очередь должны быть заинтересованы в наведении на данной территории порядка. На сегодняшний день достигнуто взаимопонимание с главой Нижнего Новгорода Елизаветой Солонченко».

В адреса глав администраций Канавинского, Московского и Сормовского районов направлены определения об истребовании сведений, необходимых для разрешения дела об административном правонарушении. Главе Московского района предписано ограничить проезд транспорта на свалки.




Партнеры