Как избавиться от коррупции, не залезая на баррикады

12 апреля 2017 в 11:58, просмотров: 1426

Призрак коррупции бродит по стране. Рубит головы региональным руководителям, раскрывает подробности быта высших эшелонов, портит рейтинги власти. Народ беспокоится. Лодка качается, кого-то тошнит. Вода заливается через борт, покрывая ржавчиной государственное тело. Но не стоит сопротивляться. Это лишь усиливает трение. Победить коррупцию невозможно, ее надо принять.

Как избавиться от коррупции, не залезая на баррикады
Александр Поздняков, журналист

В 2009–2010 годах в отделе политической информации одного крупного московского медиахолдинга трудился дружный коллектив, членом которого мне посчастливилось быть. Командовал нашей маленькой, но храброй армией бывший советник и пресс-секретарь экс-президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе Вахтанг Константинович Масхулиа. Это было время, когда либералы еще грели свои озябшие от российских морозов руки у кремлевского камина, Владислав Сурков беседовал с экспертами об инновационном развитии в парадигме Шумпетера и цитировал Б. Г., а президент России Дмитрий Медведев, забыв про лыжи, писал историческую заметку «Россия, вперед!», опубликованную потом на сайте Газета.ру.

«Демократия нуждается в защите, – писал Дмитрий Анатольевич. – Как нуждаются в защите основные права и свободы наших граждан. Защите прежде всего от коррупции, порождающей произвол, несвободу и несправедливость… Народ, победивший жестокого и очень сильного врага (фашистов. – Ред.) в те далекие дни, должен, обязан сегодня победить коррупцию».

Каждую неделю нас собирал бессменный и по сей день главный редактор и проводил минутку полезной информации, на которой делился переживаниями о политической и экономической повестке, кулуарным инсайдом и анекдотами от Суркова. С легкой руки президента борьба с коррупцией была в моде, поэтому говорили и об этом. Вспоминали китайцев, которые за это дело ставят к стенке, японцев, делающих публичное харакири, и сетовали на то, что расстрельные методы и запах сталинского кулака хоть и обладают авторитетом среди населения, но на деле являются не более чем способом ротации внутри элит и карьерным лифтом. Что же в действительности делать с проклятым недугом, «с незапамятных времен истощавшим Россию», никто толком не знает.

Однажды Вахтанг элегантно взмахнул рукой и с легкой грузинской ноткой, оставляющей приятное виноградное послевкусие, произнес: «Нет, вы как хотите, а я не понимаю, о чем речь. Какая коррупция, вы что! То, что они называют коррупцией, – это благодарность за услугу». Скажи это кто-то другой, я бы оставил без внимания. Но из уст советника государственного деятеля, который сыграл одну из ключевых ролей в падении Берлинской стены, воина, опалившего седины в борьбе за свободу родной страны, имевшего блестящее европейское образование и массу друзей по всему миру, человека, у которого демократия была в крови и снабжала мозг кислородом, эти слова звучали раскатисто, как эхо в горах.

Много чего утекло с тех пор. Но прав был мудрый Вахтанг. Не иначе мысли ему нашептывал Георгий Победоносец, образ которого стоял в рамке на его рабочем столе. Коррупцию в России надо легализовать. Пускай все берут открыто, а чиновники к тому же публикуют свой прайс в Интернете. Молва пойдет: «К этому не пойду – дорого берет и гарантии никакой, а вот об этом говорят “может” и цена доступная». Начнется нормальная конкуренция – прямо как у Шумпетера – и приведет к снижению стоимости взятки и росту профессионализма чиновников. Вам ведь хочется иметь дело с профессионалами? Это когда трубы не текут, капремонт сделан качественно и в срок, асфальт уложен как надо. А обложив эту сферу налогом, можно частично компенсировать моральный ущерб, нанесенный чувствам верующих в правовое государство.

Ведь об этом еще в 1991 году говорил бывший тогда мэром Москвы Гавриил Попов. Спустя время он рассказывал о своей идее журналистам так: «Коррупция неизбежна, когда есть люди, которые распоряжаются суммами, в тысячи раз превосходящими их собственные заработки. Чем больше государства, тем больше коррупции. Избавиться от этого просто нельзя, коррупцию можно только минимизировать, и никто никаких новых способов не изобрел. Что нужно делать? Нужна гласность». Иными словами, нужна «госкорпорация», в которой чиновник легально получает процент за свою работу, а призрак коррупции занимает отдельный этаж и покоится с миром.






Партнеры