Ирландский террор для правой половины

«Zooпарк» представил свою «картину массового сумасшествия»

28 марта 2012 в 10:59, просмотров: 1292

Наш мозг состоит из двух половинок – левая все понимает, логически осмысливает, а правая необъяснимым образом чувствует, отвечает за образы. Отсутствие гармонии между половинками может быть поводом для обращения к психиатру или… постановки современной пьесы. Последнее возможно в том случае, если дисгармония «между половинками» носит массовый характер.

Ирландский террор для правой половины

Пьеса ирландского драматурга Мартина Макдонаха в переводе Павла Руднева «Человек подушка» недвусмысленным образом намекает – весь мир так или иначе сходит с ума. Логика не дружит с чувствами. Например, многие родители мечтают из детей делать гениев, но… мучают их нещадно, другие насилуют их из-за отсутствия любви, третьи вообще убивают по непонятной причине. Дети, которые выжили, подрастают и сочиняют безумные рассказы или… становятся следователями и пытают заключенных, продолжая «черное дело родителей». Свое эмоциональное и логически обоснованное видение «картины массового сумасшествия» продемонстрировал нижегородской публике в малом зале ТЮЗа театр одновременной игры «Zooпарк».

Спектакль, протяженный, костюмный и эпатажный, не сразу был понят частью зала. Пока театральные критики и завсегдатаи театра, затаив дыхание, отслеживали тюремные перипетии полусумасшедшего графомана и его отстающего в умственном развитии брата, часть публики недоуменно вздыхала. Но почему-то никто или почти никто не сбежал в антракте. И не зря! Вторая половина спектакля показалась «сильнее», эмоциональнее первой, которая словно «раскачивала» полусонный зал.

Сюжет пьесы – словно матрешка: в одной истории нашпиговано еще несколько фантастических трэшевых новелл.

И в первом, и во втором действии по мозгам и чувствам било все: нарочито кичевые костюмы исполнителей ролей следователей (актеры Александр Сучков и Валентин Ометов), пыточный арсенал «полицейского участка тоталитарного государства», подчеркнуто тяжеловесные железные декорации, о которые актеры бились головами, железный стол-мангал, который то и дело норовили уронить или надвинуть на персонажей. Герои пьесы, как и многие «обычные» люди, привычным образом чувствовали себя в этом сумасшедшем доме.

Акцент именно на отношениях «родители-дети» сделала режиссер Ирина Зубжицкая, и не прогадала. Яркие одежды родителей-садистов (художник по костюмам Марина Печекладова), модельная элегантность главного следователя - тихого садиста, картинные позы, изящный музыкальный ряд (без скрежета, конечно, не обошлось) – все работало на одну идею. Зло может быть красивым, эффектным, но не перестает от этого быть злом. Добро – всегда чуточку «расхристанное», мятое и слегка дурковатое, тем не менее способно заставить зрителя смеяться в самых неподходящих местах. Именно оно, беспомощное и глуповатое добро, позволяет соединить в одно целое половинки нашего мозга. Хотя… иногда тоже оборачивается злом.

Роль умственно отсталого мальчика-мужчины блестяще исполнил заслуженный артист РФ Сергей Блохин. Загадка главного героя пьесы графомана-убийцы Катуряна (исполнитель Лев Харламов) оказалась так и неразгаданной, как это бывает в хорошем английском детективе.

После премьеры в беседе с нашим корреспондентом режиссер Ирина Зубжицкая попросила учесть, что театр «Zooпарк» – все-таки антрепризный, то есть не имеющий своих помещений для репетиций и прогонов в отличие от репертуарных театров. Условия для «конкуренции» с оными у театра одновременной игры, действительно, неравные. Но, сдается, качество постановки, в которой заняты сразу три заслуженных артиста РФ, от этого не пострадало. Ну разве что некоторый перебор со скрежетом мебели и драками в начале пьесы показался мне лично то ли следствием предпремьерной гонки, то ли результатом некоторой театральной моды.

А в целом неподготовленному к смелой современной театральной эстетике зрителю я бы все-таки посоветовала ходить на Леонардо в «Комедiю» и не париться насчет Макдонаха. Тем же, кто готов спорить, думать, читать, размышлять и анализировать – милости прошу на ирландскую пьесу! Все-таки некоторый элемент терроризма в отношении к театру и нашим душам не повредил бы. Глядишь, мы бы разобрались, наконец, «что такое хорошо и что такое плохо». Особенно в отношении детей.




Партнеры