Помощь дальнему,

или Что делают иностранные волонтеры в Нижнем Новгороде

14 марта 2014 в 09:41, просмотров: 1597

 Передо мной сидят два молодых человека и три девушки. Бойко болтают и шутят на русском с не очень сильным акцентом. Иностранные волонтеры в Нижнем Новгороде рассказали, зачем они приехали в Россию и как отличить иностранца от русского, не слыша его речь.

 Добровольцы

Кто такие международные волонтеры? Обычно это молодые люди, которые решают поехать в другую страну с целью помочь местному сообществу, больше узнать о другой культуре, получить знание о языке, внести вклад в развитие какого-то места или организации. В Нижнем Новгороде сейчас находятся девять волонтеров из разных стран Европы. Все они приехали через Европейскую Волонтерскую Службу (European Voluntary Service, или просто EVS), которая оплачивает визовые расходы, страховку, перелет, проживание и питание участникам. (Через эту службу, кстати говоря, можно поехать в другие страны и российским волонтерам.) Мне удалось пообщаться с пятью иностранными волонтерами, каждый из которых сам выбирал город, проект и работу. Например, Рената Боровы из Польши и Мартон Майер из Венгрии работают в Нижегородской региональной общественной организации поддержки детей и молодежи «Верас», Марта Пухальска из Польши - в Нижегородской областной общественной организации инвалидов детства «КОНКОРТ», Мариос Карампаглидис из Греции и Сара Хольмберг из Швеции - в театре для глухих детей «Пиано».

В центре «КОНКОРТ» Марта занимается с ребятами и в тренажерном зале, и в бассейне, играет в театре, проводит мастер-классы по рукоделию. В «Верасе» Рената и Мартон тоже работают с детьми. В театре «Пиано» у Сары и Мариоса обязанностей достаточно: они помогают в офисе, где занимаются поиском сотрудников в Европе, делают переводы, работают в столярной и швейной мастерских и, конечно, в самом театре, где выступают дети, и также помогают построить игровую площадку и игровую комнату.

Первые и основные трудности

Чтобы участвовать в проекте, не обязательно на момент подачи заявки говорить по-русски. Но, как сказали сами ребята, было бы гораздо легче, если бы они поначалу знали хотя бы буквы: все они ехали в Нижний через Москву, а ориентироваться, в том числе в московском метро, не умея читать по-русски, невероятно проблематично.

- Самым трудным, конечно, был первый месяц. Я не понимал по-русски, а на работе никто не говорит по-английски. Я не знал, что надо делать, как и чем помочь. Поэтому я плохо себя чувствовал, ведь я хочу, но не знаю как. Но сейчас все гораздо лучше, - рассказывает Мартон.

Для иностранных волонтеров первые три месяца проводились уроки русского в нашем нижегородском инязе, а сейчас уроки проходят один-два раза в неделю в принимающей волонтерской организации «Сфера».

Другой серьезной проблемой для некоторых волонтеров стала питьевая вода, которую здесь нужно покупать, в отличие от европейских стран, где можно пить из-под крана. Вообще о разных особенностях жизни и поведения в России, менталитете волонтерам рассказывают на тренингах. На первом дается общая информация: например, рассказывают о том, что нельзя пить воду из-под крана, объясняют, как покупать билеты на поезда и т.д. Далее в середине проекта организуется второй тренинг, на котором волонтеры рассказывают о проблемах, с которыми они сталкиваются, и им подсказывают, как справляться с конкретными задачами.

Ориентироваться в реалиях конкретного города волонтерам помогают так называемые менторы – русские ребята и девушки, каждый из которых закрепляется за одним иностранным волонтером. В таком тандеме «местный» помогает: знакомит с городом, немножко учит языку, проводит с ним свободное время. Волонтеры по максимуму стараются познакомиться с русской культурой и обычаями. К примеру, многие купались на Крещение в проруби на Мещерском озере, ходили на торжества, посвященные Масленице.

Место действия – Россия

Как с любыми иностранцами, с волонтерами очень интересно обсуждать стереотипы о России, мысли и наблюдения о нашей стране.

Ребята отметили, что очень легко заводят здесь друзей.

- Однажды я ехал на автобусе в Чебоксары, и рядом со мной сидел русский парень. Он довольно скоро понял, что я не из России, поделился со мной шоколадом, а потом мы добавили друг друга «ВКонтакте». Это мне очень нравится – легко подружиться с людьми. Им интересно, что там, в Европе, а нам интересно, как здесь. Это касается и языка. Например, меня нашла девушка, которая хочет изучать венгерский язык – она, наверное, единственная во всем мире! И теперь я учу ее венгерскому, а она меня - русскому, - делится своим опытом Мартон.

Кстати, о девушках. Когда Мариос разговаривает со своими друзьями и родственниками из Греции, те удивляются, что ему может нравиться в России. Тогда они у него спрашивают, а не нашел ли он случаем красивую русскую девушку.

Кроме шуток, есть какие-то вещи, которые иностранным волонтерам очень нравятся, а какие-то нет. Сара находит дорожное движение в Нижнем довольно опасным. Многие жалуются на пробки. Марте, например, первое время очень не нравилось, что добираться на работу приходилось два часа. А теперь она берет с собой книгу, и говорит, что очень любит маршрутки.

Другой стереотип, что русские очень мало улыбаются. Об этом живо рассказывает Мариос:

- Так как мы работаем с глухими детьми, то это значит, что они не слышат нашу иностранную речь или акцент на русском. И мы спросили руководителей театра, а знают ли дети, что мы иностранцы? Нам ответили, что да. Мы удивились и спросили, как это возможно, если они нас не слышат? Тогда нам сказали, что дети знают, что мы иностранцы только потому, что мы очень много улыбаемся.

Профессия помогать?

Что главное в волонтере? Ребята единогласно решили – желание. Даже опыт волонтерства не так важен. Как сказал Мартон, маленькие изменения как бы и не заметны. Но, в конце концов, каждое маленькое изменение приводит к чему-то большому, и становится лучше, чем было.

- Но при этом мы получаем зарплату. Люди думают, что мы только по доброй воле помогаем. Мы не боги. Мы работаем и получаем зарплату, страховку, место, где жить, уроки языка, семинары. Мы помогаем – и нам помогают, - объясняет Мариос.

После окончания работы – в августе – многие ребята собираются путешествовать по России. Однако когда я спросила про Москву или Петербург, они все дружно сказали, что это не Россия (Нижний, по их словам, несомненно, Россия).

- А вообще,- добавила Сара, - если люди хотят узнать Россию, то нужно ехать в деревню.



Партнеры